Дача Фёдорова
2023 г.

Вводная часть: «Дачный вопрос»


О владельце белого особняка с парадоксальным названием «Чёрный лебедь» - профессоре С.П. Фёдорове - рассказано много и подробно в различных источниках. Это, пожалуй, самый широко известный из гагринских дачевладельцев, если не считать самого принца Ольденбургского.
Высокий, стройный, всегда щегольски одетый блондин с румяным лицом и глянцевой лысиной, с молодецкими усами «в три кольца» и ухоженной бородкой, с пенсне, сквозь стекла которого блестели весёлые глаза, и с непременной сигарой в зубах, он привлекал к себе внимание в любом обществе. Однако среди профессуры он выделялся строгим аналитическим умом, не приемлющим никаких догматов, и умением почти мгновенно, без каких-либо затруднений, выделять самое существенное из бесконечного потока информации.
Виктор Тополянский
«Знамя» 2016, №8


Царская Ставка в Могилёве, 1915 г.
В центре группы Николай II, крайний справа – С.П. Фёдоров
Сергей Петрович Фёдоров добился выдающихся успехов в области иммунологии и урологии ещё в дореволюционное время. Показателем степени авторитета Фёдорова является его назначение в конце 1912 года на должность лейб-хирурга императорской семьи. За период с ноября 1912 г. по июнь 1915 г. С. П. Фёдоров приглашался к наследнику Алексею Николаевичу, страдающему внутренними кровоизлияниями, по меньшей мере, 66 раз, а с началом войны сопровождал каждый выезд Императора с Наследником из Петрограда в Ставку.

Со слов протопресвитера Г. Шавельского, мнение профессора Фёдорова оказалось решающим для Императора Николая II в решении отречься не только самому, но и за наследника Цесаревича Алексея. Вот, как разворачивались события 2 марта 2017 года:

«Я закончу своё повествование слышанным мною от проф. Фёдорова рассказом о дне отречения Государя от престола.

Вопрос об отречении Государя к этому дню уже был решён. Тем не менее, не только порядок дня, но и настроение Государя, в сравнении с обычным, как будто ни на йоту не изменилось. Около 6 часов вечера Государь приглашает к себе в вагон профессора Фёдорова и просит присесть. Затем между ними происходит следующий разговор:

– Скажите мне, Сергей Петрович, откровенно: может ли совсем выздороветь Алексей Николаевич? – обращается Государь к профессору Фёдорову.

– Если ваше величество верите в чудо, то для чуда нет границ. Если же хотите знать слово науки, то я должен сказать, что наука пока не знает случаев полного исцеления от этой болезни. Может быть, лишь вопрос о продолжительности болезни. Одни из таких больных умирали в детском возрасте, другие семи лет, иные двадцати, а герцог Абруцкий дожил до 42 лет. Дальше никто не жил, – ответил Фёдоров.

– Значит, вы считаете болезнь неизлечимой?

– Да, Ваше Величество!

– Ну что ж! Мы с Алексеем Николаевичем поселимся в Ливадии. Крымский климат очень благотворно действует на него, и он там, Бог даст, окрепнет.

– Ваше Величество ошибаетесь, если думаете, что после вашего отречения вам позволят жить с Алексеем Николаевичем, когда он станет Государем.

– Как не позволят! Этого не может быть!

– Да, не позволят, ваше величество.

– Я без него жить не могу. Тогда я и за него отрекусь. Надо выяснить вопрос!

После этого были приглашены Министр Императорского Двора Фредерикс, начальник походной канцелярии полковник Нарышкин и ещё, кажется, Воейков, которые сообща разрешили вопрос в том же смысле, как сказал профессор Фёдоров.

Государь решил отречься и за Наследника».
После прихода к власти большевиков профессор Фёдоров принял решение остаться в Советской России. Не повлияли на это ни призывы родного брата уехать к нему заграницу, ни преследование со стороны петроградского ГубЧК во время массовых арестов по делу «Тактического центра» и сфабрикованному «Таганцевскому» делу. Благодаря ходатайствам Горького и вмешательству Дзержинского «лучшего хирурга Красной армии» оставили в покое, и Фёдоров продолжал оперировать, консультировать, вести научную работу. Более того, со временем правительство выделило ему личный автомобиль «Линкольн», открыло беспрепятственный выезд заграницу, Лечсанупр Кремля регулярно привлекал выдающегося учёного к операциям различных ответственных работников. Вершиной его советской карьеры стала успешно проведённая операция по удалению туберкулёзной почки у Г.К. Орджоникидзе.

В 1926 году Фёдорову подарили его собственную дачу в Гаграх, которая была конфискована Советской властью пятью годами ранее. Особняк вернулся к своему владельцу ещё достаточно новым - построен он был в период после 1912 г. и не позднее 1917 г.

На снимках 1911 г. и 1912 г. особняка ещё нет Рабочие на строительстве возле дачи Фёдорова.
Осень 1913 г. - весна 1914 г.



Фото 20-х годов




Фото 1934 г. Автор Н. Сысоев


Фото начала 50-х г.г.


Фото начала 70-х г.г.

Сергей Петрович, по-видимому, довольно часто бывал в Гаграх до революции. Основатель курорта, А. П. Ольденбургский, как известно, занимался попечительством в области медицинских исследований и был близко знаком с Фёдоровым - не случайно вилла лейб-медика расположена в престижной близости от дворца Его Императорского Высочества.

Когда вновь появилась возможность использовать свою дачу, профессор не только воспользовался ею для отдыха, но и во время пребывания там не преминул принять участие в разработке методики курортологического обслуживания в Гаграх. Фёдоров стал председателем созданного в 1929 году Научно-медицинского Совета курорта Гагра, который, в частности, рассматривал вопросы о минеральных источниках Абхазии, об инфекционных заболеваниях, о курортном строительстве и другие.

В этот период у Фёдорова на даче нередко проживали и его гости. У знаменитой лестницы хроника запечатлела, в частности, профессора с композитором С.Н. Василенко.




С.П. Фёдоров с композитором С.Н. Василенко на даче в Гаграх


С.П. Фёдоров с коллегами по Военно-медицинской академии, 1925 г.

Летом 1932 года, находясь в Гаграх, Фёдоров заболел пневмонией. С этого времени начался тяжёлый трёхлетний кризис здоровья, из которого он уже не смог выбраться, и Гагры с той поры больше не посещал.

В 1933 году на территории виллы «Чёрный лебедь» случился настоящий погром во время проведения съёмок знаменитой картины «Весёлые ребята». Такая беспардонная выходка, как порча дорогого имущества ради искусства, выглядела бы вполне в духе режиссёра Александрова, однако это было сделано ещё и без ведома хозяина.

В конце августа группа поехала снимать на Чёрное море. Александров выбрал курортный город Гагры в Абхазии, где он отдыхал вместе с Эйзенштейном и Тиссэ в 1928 г. Актёры и съёмочная группа поселились в гостинице «Гагрипш», и 9 сентября начались съёмки. Александров начал со сцен под открытым небом рядом с «Чёрным лебедем». Эрдман отправил матери красочное описание первого дня съёмок на роскошной даче хирурга Федорова:

«Сам профессор в данный момент находится в Москве и, наверное, режет людей. Здесь же его заменяет управляющий - итальянец, которому мы сказали, что он зарежет картину, если не разрешит съёмки на доверенной ему даче. Не зная содержания картины и думая, что в таком месте можно снимать только любовные сцены, итальянец любезно даёт разрешение. Пока устанавливается аппарат и Александров в голубой рубашке, мексиканских штанах и тропическом шлеме отдавал распоряжения, управляющий сидел на верхнем балконе и с благосклонной улыбкой взирал на работу вдохновенных художников. Но вот раздаётся сигнал, и под дикие крики абхазцев на белые и крутые лестницы, ведущие к главному входу, врывается обезумевшее стадо коров. Сметая все на своём пути, бодаясь, мыча, выворачивая ступени, вырывая с корнем банановые деревья, животные устремляются вверх. Несчастный итальянец видит, как одна за другой трескаются и падают на дорогу чудесные гипсовые вазы, как вытаптываются розовые кусты и крошатся перила. Он хватается за голову и начинает кричать на звучном языке Петрарки и Кроче какие-то убедительные слова, на которые никто не обращает внимания. Четыре часа продолжалась съёмка, четыре часа кричал итальянец, и четыре часа невозмутимо улыбался Александров, чувствуя себя так же спокойно, как в павильоне на Потылихе. Во время съёмок две коровы упали от жары в обморок, третья упала с высокого откоса и грохнулась на дорогу, испугав до смерти дамочек, возвращающихся с пляжа».

Из книги Р. Салис
«Нам уже не до смеха»
В числе первых материалов для «Гагроведа» была написана статья-расследование «Разоблачение мифа о вилле «Чёрный лебедь», доказывающая, что именно в этом особняке снимался фильм «Весёлые ребята».




Фото 1938 г.


Фото 1950 г.

Пострадавшая, но ставшая знаменитой по фильму, каскадная лестница, между прочим, стоила немалых денег. Во всяком случае, в марте 1918 г. Председатель Гагринской окружной продкомиссии в своём докладе уполномоченному грузинского правительства дал подобную оценку.




15 января 1936 г. бывший лейб-хирург последнего русского Император, будучи уже глубоко больным и немощным стариком, скончался. Его дачу передали Военно-медицинской академии, где он на протяжении всей своей карьеры возглавлял кафедру Госпитальной терапии. Долгое время особняк был известен широкой публике именно, как дача Фёдорова. В сборнике М.А. Лакербай, опубликованном в 1957 году, одна из новелл так и называется «Дача Фёдорова». Правда, о самой даче там говорится всего в двух предложениях. Начинается рассказ фразой: «Кто, будучи в Гагре, не восхищался красотой дачи Федорова, одной из лучших дач на прославленном курорте!», а заканчивается так: «В знак сердечной признательности правительство республики подарило профессору Фёдорову, часто приезжавшему отдыхать в Гагру, одну из лучших дач курорта...»

Позже, видимо после войны, особняк был передан Министерству обороны СССР. В Перечне курортных объектов Генплана 1960 г. фигурирует дом отдыха Министерства обороны на одну койку с участком 0.4 га, расположенный в Старой Гагре. Начиная примерно с 1955 - 1957 г.г. индивидуальный корпус был приспособлен Минобороны специально под медицинскую реабилитацию опального Маршала победы - Г.К. Жукова. Георгий Константинович на протяжении долгих лет проводил в Гагре свой уединённый отпуск, отчего за бывшей дачей Фёдорова закрепилось название «дача Жукова».




Фото 1960 г.


Фото 1963 г.

До недавнего времени на сайте Министерства обороны РФ этот объект был указан, как Филиал ФБУ СКК «Южный» санаторий «Гагра», 4-й корпус. Принадлежит ли особняк на сегодняшний день Российскому Министерству обороны по открытым источникам выяснить не удалось.

Помимо петербуржца С.П. Фёдорова был в Гаграх и другой землевладелец с такой фамилией, но из Москвы. Перед революцией на прибрежном участке началось возведение крупной гостиницы. По сведениям из доклада исполняющего обязанности начальника Гагринской климатической станции А.А. Деньгина, составленного в 1918 г., строительство затеял некий москвич по фамилии Фёдоров. В путеводителе Григория Москвича за 1914 г. также указан дачевладелец Ф.Ф. Фёдоров.



Все старые дачи на карте Гагры