Главная » Статьи » Каталог статей » Записки Гагроведа

Где прячется Абхазская Швейцария


2011 г.



День давно уже был в разгаре и, впечатлившись атмосферой мраморных развалин в бывшей усадьбе Лианозова, мы отправились дальше, к ещё гораздо более древнему артефакту - руинам Мюссерского храма.


Пустынная узкая дорога в сторону Гудауты петляет в таких же обильных зарослях, что и шоссейка со стороны Гагры. Она взбирается серпантином на холм, где, судя по карте, должен быть посёлок с несколькими большими домами городского типа. Эти панельные многоэтажки были построены в своё время для проживания обслуживающего персонала СКК "Мюссера". Посёлок выныривает внезапно.




Он расположен очень компактно, немного вверх от дороги. Часть окон в домах застеклены, но основная масса чернеет пустотой. Посередине посёлка - автобусная остановка, сохранившаяся с благополучных времён. Машин нет, людей нет. Только вездесущие коровы встретились на дороге, по традиции исключив любую возможность свободного проезда.










Дорога в районе поселка спрямляется всего на пару сотен метров, и очень быстро, также внезапно, как и появились, дома скрываются за очередным поворотом. А дорога, петляя, идёт дальше, по Мюссерским холмам, пересекает речки и ущелья. Теперь местность более открытая и временами даже видно море. Ямы, зигзаги серпантина и сочная красота почти дикого пейзажа заставляют ехать не быстро.




Въ районѣ ст. Мюссера на возвышенныхъ отлогахъ на протяженіи двухъ верстъ, по морскому берегу, въ долинѣ горной рѣки Мюссера расположилось благоустроенное имѣніе Ліанозова «Мюссера». Благодаря водонепроницаемой почвѣ, по которой вода быстро скатывается въ море, не застаиваясь, въ имѣніи, на пространстве почти 3/4 его при-вольно растутъ густой лесъ изъ граба, дуба, каштана, туи, земляничнаго дерева и пр., а также виноградники и фруктовый садъ съ зимующими на воздухе апельсинами, мандаринами, лимонами, финиковой и саговой пальмами, бананами и другими растеніями. Вообще ближайшія окрестности примечательны по живописности и прекраснымъ климатическимъ условіямъ и недаромъ называются «Абхазской Швейцаріей».

Из справочника «Строящаяся железная дорога Туапсе - Квезани», 1913 г.



Постоянное петляние затуманивает ощущения того, насколько мы глубоко продвинулись в сторону Гудауты. Увлекшись любованием шикарной природой, чуть не пропускаем довольно крутой спуск с дороги, ведущий к поляне с древним храмом. Спускаемся вниз аккуратно, чтобы не задеть днищем перегиб каменистой дорожки.

Древняя базилика стоит в широком ущелье, в устье реки Амбара, посередине поляны, на зелёном, травяном ковре, ровно подстриженном коровками.















Фото 1964 года. Оригинал - на сайте akg images.



Из брошюры В.П. Пачулиа "Исторические памятники Абхазии"



Минуя руины храма, дорожка, укрытая тенистой аллеей, тянется ещё метров сто, поворачивает вдоль моря и упирается в одинокое старое дерево. Повсюду из земли торчат сотни каменных столбиков. Место сколь живописное, столь и необычное по ощущениям. Здесь красиво, пустынно и тревожно.


....













Я слышал несколько версий о том, откуда здесь появились эти столбики, вплоть до фантастических, родившихся, наверное, под влиянием необычного чувства, которое окутывает попадающего на эту поляну.

А ведь всего два десятилетия назад это место было вполне обжитое и даже шумное от множества звучащих детских голосов, пионерских линеек, музыки дискотек и дружных речёвок. Столбики - это фундаменты домиков бывшего пионерского лагеря. Об этом сообщил один старик, встретившийся нам на берегу и когда-то живший здесь неподалёку. Теперь он живёт где-то на Ставрополье и, так же как мы, приехал сюда в качестве туриста со своими родственниками.

Отыскались и некоторые подробности про этот лагерь, собранные из ностальгических воспоминаний тех, кому довелось отдыхать здесь в конце восьмидесятых:


Цитата:
OlegK

В лагерь попал совершенно случайно. Родители отдыхали в санатории им. Лакобы, а поскольку детей до 16 лет там не принимали, нас с сестрой, по всей видимости при непосредственном участии руководства санатория, пристроили в этот лагерь, меня в качестве помощника пионервожатого.

На территории лагеря располагалась столовая, здание администрации и деревянные одноэтажные домики, если смотреть на море, то с левой стороны, правую сторону занимала площадка, на которой проходили все построения и спортивные мероприятия.
Если мне память не изменяет, лагерь принадлежал какой-то Кутаисской строительной организации. Впервые в жизни почувствовал себя чужаком, поскольку даже утренние линейки проходили на грузинском языке. Вроде межнациональных конфликтов не было, да и что-там со мной одним было конфликтовать.

Дней через 7 после моего приезда в лагерь прибыл отряд комсомольцев из Гудауты. Замечательные ребята и девушки. Кстати, одного из них нашел в "одноклассниках", выпускник 1986 года 2-ой школы г.Гудаута

Название лагеря не помню. Девиз пионерской дружины кажется был "Пусть всегда будет солнце", но только на грузинском языке. Отрядов кажется было 4-5.
Домики для проживания были деревянные на столбчатых фундаментах, состоящие из двух комнат. Два дома - один отряд, соответственно для мальчиков и девочек.
Вот только храма не помню, скорее всего он находился за территорией лагеря, хотя по картам видно, что совсем рядом.


***

Цитата:
DMG020

Какой маленький пляж..., в то время он мне казался большим.
А храм, мы его называли крепостью, здорово зарос деревьями, второго этажа совсем не видно...

Пионерский лагерь им. Шота Руставели, если не ошибаюсь. Три лета (80, 81, 84) ездил в этот лагерь из Москвы. Долго искал в нете упоминания о нем, вот только сейчас нашел. По поводу утренних и вечерних линеек согласен - все на грузинском языке. Приятные чувства легкой ностальгии по ушедшему детству испытал, глядя на фотографии.

Отрядов, кажется было 6 или 8, точно не помню. Из Москвы ездили от Министерства легкой промышленности (легенькой такой промышленности). Точно помню, что четные отряды были русские или русско-грузинские, а нечетные полностью грузинские. Русские ребята приезжали из Москвы на вторую и третью смены. Других вариантов не было. В общей сложности получалось 50 дней (июль, август). Многовато летнего отдыха для детей. Помню, с третей смены все начинали считать дни до возвращения домой. Зато, как сладок был день возвращения домой, встреча родителей в аэропорту Домодедово, новые подарки, новая школьная форма, встреча с одноклассниками. Пожалуй это были самые счастливые моменты в жизни. Это счастливое советское детство...
Из Грузии можно было приехать на любую смену на выбор. Конфликтов не было.
Территория лагеря была большая: справа и слева от дорожки - все это лагерь, думаю должна была сохраниться столовая, она в отличии от домиков была из камня.

Рядом с храмом была киноплощадка (открытая конечно), раз в неделю кино показывали...
Гляжу на эти фотографии, и как будто в детство вернулся, так отчетливо вспомнил себя восьмилетним мальчиком...

Остались фотографии коллективные, в составе отряда…







Вожатых было двое: мужчина и женщина - учителя из тбилисской школы. Как женщину звать не помню, а вожатого звали Мевлюд. На фото он в первом ряду в очках со свистком на шее. Я в первом ряду третий справа.


***

Цитата:
9host

Был раза три. В каком году не помню. В последний раз в 6 отряде. Он находился в середине лагеря на возвышенности.

Эту церковь называли бывшей дачей Сталина, как я помню...

…Насколько я помню там никаких икон и крестов не было вообще, никто даже об этом и не упоминал. Там есть подземный ход к морю, вернее так все говорили, а от берега в метрах 10-30 можно наткнуться на возвышенность, если на него встать, то вода будет по колено. Это типа и есть замурованный колодец - подземный выход из таинственного замка.

…Пугали нас, проживающими в нем скорпионами, да и не пускали туда вожатые. Пару раз днем заходили, но ничего такого: обычное каменное небольшое сооружение, покрытое растительностью. Да и особого интереса к нему не было, в основном футбол волейбол море ночные похождения к девчонкам с зубными пастами анекдоты по вечерам и т.д.

А справа от нее (церкви) был летний (так называемый) кинотеатр. Помню приехало кино и мы смотрели Синдбада-морехода... В лагере еще была футбольная площадка, а ближе к морю волейбольная. Еще там увлекались сланцами, делали на память фигурки и для глянца натирали сланцы травой... Через google earth, еле нашел этот лагерь (напомните, как он назывался?). К сожалению, по нему как цунами прошло, если бы не это старое каменное строение не нашел бы. Лагерь узнал по этим фоткам. Место где пеньки от катеджей не припоминаю, наверно там был 1-ой и 2-ой отряды, они были ближе к морю. Нечетные - это были грузиноязычные, а четные - русскоязычные отряды. К нам часто заходил местный друган, его дом был напротив центрального входа пионерского лагеря.


***

И уж совсем неожиданное применение для домиков нашли осенью 1988 года. В соседнем ущелье в это время вовсю шло строительство спецобъекта, ставшего впоследствии широко известным, как дача Горбачева. В то время посвященные его называли "райкина дача", потому что всеми делами строительства занималась жена генсека Раиса Максимовна.

Владимир Ревунец, призванный в 1987 году для прохождения срочной службы в армии, вместе с сослуживцами на несколько месяцев был командирован на работы по строительству дачи в Мюссере. Их соединенное подразделение с лаконичным адресом "Гудаута, п/я 177" разместили в деревянных домиках на поляне в Амбаре. Владимир оказался человеком довольно наблюдательным и любопытным, да к тому же с блестящей памятью и даром хорошего рассказчика. Благодаря этим его качествам мы, спустя тридцать лет, узнаем массу любопытных подробностей об одном из последних построенных спецобъектах советской эпохи.


Примерно в середине мая 1988 года из нашей части... (читать дальше)

vovaz02h 5 лет назад

Примерно в середине мая 1988 года из нашей части (в/ч 32651, Ахалцихе, 405 МСП) был сформирован сводный отряд куда-то "в командировку". Очутились в Мюссере. Насколько я помню, "сводный строительный батальон" был в основном из нашей дивизии, потому что кроме нашей сводной роты была еще как минимум одна сводная рота из другого мотострелкового полка нашей же дивизии из Ахалкалак. Было с десяток автомобилей ГАЗ-66 и несколько КрАЗов–экскаваторов. Грузовики стояли большей частью на вертолетной площадке. Там же стояли и полевые кухни) откуда-то из окрестностей Кутаиси. Была приданная радиостанция Р-142Н на ГАЗ-66 (я не знаю, когда поставили вышку на горе, но по-моему радиостанция стояла именно на этой вершине, выше пансионата. Командовал этим крупный подполковник инж.войск (по петлицам, фамилию не помню). Из гражданских помню только МАЗы-самосвалы из какого-то Гальского (Галийского?) АТП.

Почтовый адрес этого "мероприятия" (не поднимается назвать это "подразделением" или "частью") был "Гудаута, п/я 177". На моих родителей, проработавших всю жизнь на предприятии "Ясли имени Кузькиной матери п/я 586", это произвело неизгладимое впечатление... Нам говорили что это "Государственная дача Совета Министров СССР". Адлерские таксисты звали это как "райкиндача".

Жили в палатках, расположенных на месте нынешних террас напротив забора охраняемой территории дачи. Работа была в основном "копать от меня..." и либо "до вечера" либо "до следующего столба". Иногда "расчистка территории и выкорчевывание подлеска на территории самой дачи. Или перепланировка в лучших традициях инженерных войск, в частности - формирование террас несколько раз (пока противник разбирается с картой, мы изменяем рельеф местности).

Саму дачу строили до нас. Кто именно и когда - не в курсе. По очень косвенным приметам - начиная с 85-86 года. В мае 88 года само здание было уже завершено, и шли исключительно внутренние работы. Занимался этим гражданский персонал, под присмотром охраны.

Об охране - пару слов отдельно. Охрана вся жила в Адлере и окрестностях, и приезжала служебным автобусом. Некоторые гражданские специалисты также жили в Адлере и приезжали и уезжали тем же служебным КГБшным автобусом. Охраной этого и подобных объектов, как водится, занималось 9-е Главное Управление охраны КГБ СССР. Естественно, в меру компетенции и уровня допуска.

Тут как раз следует еще вспомнить, что теория охраны объектов основывается на понятии "периметров". Так вот, собственно территория дачи, в тех границах, которых она отмечена самым ближним к зданиям капитальным забором, с капитальным освещением, КСП, и датчиками проникновения считалась "третьим периметром". Внутри он был разбит еще на несколько зон (кстати, на территории было большое количество датчиков движения разных типов, в том числе и в самых неожиданных местах), но это уже была "закрытая информация", и все подробности были исключительно из источников, "близких к информированным". На КПП третьего периметра и на территории службу несли прапорщики, внутри и вокруг самих зданий комплекса старой Сталинской дачи и нового здания Новой дачи и прилегающих построек - уже офицеры.

Вокруг этого самого "третьего периметра" стоял еще один капитальный забор "второго периметра", опять же с капитальным освещением и караульными кабинками (по размерам и внешнему виду аналогичные телефонным) с выведенными туда датчиками проникновения и средствами связи. Это нам так рассказывали, сами мы только коробки видели и пучки кабелей между ними закопанные. Не знаю, как это назвать правильно, в УГиКС сопоставимого термина, по-моему, нет. Вдоль забора этого самого второго периметра шла объездная бетонированная дорога. Мы спорили - залезет "шишига" или нет, на некоторые склоны. Но "шишига" - это такая сволочь, что она даже груженая там везде пролазила. Из тех же источников, "близких к информированным", высказывалось предположение, что в качестве охраны на постах второго периметра будут использовать уже срочников. Ну а так как у КГБ выбор войск не велик, то по слухам, предполагалось, что срочники будут из ПВ КГБ СССР, только вот граница у них будет не государственная.

Первый периметр предполагал собой уже только посты на подъездных дорогах. Сам поселок Мюссера (честно говоря, я так и не знаю кто там жил, мы туда в "видеосалон" ходили, не помню где он был, по-моему в девятиэтажке) был по некоторым данным уже вне, а по некоторым - еще внутри этого периметра, а вот многоэтажное здание пансионата в любом случае получалось во втором периметре. Народу там жило немало, и все равно заполнена она была максимум наполовину. После сдачи объекта в эксплуатацию, его предполагалось использовать как большое общежитие обслуживающего персонала и охраны (опять таки "из источников близких к информированным"). С технического этажа пансионата я рисовал примерную схему объекта. То есть, конечно, это делать было нельзя (типа секретность) но вот для внутренней отчетности, меня, как практически доказавшего отсутствие топографического кретинизма и определенные графические способности, отрядили нарисовать хотя бы примерно схему. Все как на ладони было.


Современное ограждение и будка сотрудника охраны, построенные в 1988 году рядом с бывшей госдачей №27 Мюссера
Фото с сайта DELVANEO


ДА! ИМЕННО! ЭТО ВТОРОЙ ПЕРИМЕТР!!! У меня такое ощущение, что это та сторона забора, которая выходит в сторону того места, которое называют "третье ущелье" (что бы это ни значило) потому что со стороны забора, выходящего в сторону Гудауты я таких склонов не припоминаю.


По-моему в самом конце июля нас вернули в часть, потому что госдача - это хорошо, но план боевой подготовки - это тоже надо: подошла, как это называется "комплексная проверка по итогам периода обучения". В первых числах августа нас опять собрали (но числом заметно меньшим), и отправили опять туда же.

Это так сказать "введение в обстановку" было. А теперь собственно по поводу пионерского лагеря.

С похолоданием в конце сентября - начале октября с одной стороны, и тем, что террасу, на которой стояли наши палатки, таки надо было формировать под "грядки", нас переселили в то самое место. На момент переселения лагерь, как мне кажется, уже был в достаточно запущенном состоянии. То есть домики сами по себе были и с крышами и со стеклами, но... Вот помнится мне отчего-то состояние общей неухоженности. Самой большой проблемой этого было отсутствие электричества: начались дожди, а сушиться было банально никак: домики не имели никаких средств отопления вообще. Поэтому из соседнего ущелья, от трансформаторной, практически напрямик, "через буераки" был протянут силовой трехфазный кабель 380 вольт. Кабель состоял из обрезков, оставшихся от протяжки кабелей основного объекта чуть более чем полностью, и поэтому сросток на нем было чуть более чем просто много. Чем дальше, тем холоднее. Самодельные обогреватели типа "козел обыкновенный электрический" постоянно гоняли этот кабель в режиме перегрузки, что достаточно регулярно приводило к выгоранию какой-то сростки.

Жили мы именно в тех домиках, столбики фундаментов которых ближние к дороге. Я не помню, что и кто было в двух верхних домиках, а вот то, что за ними был импровизированный "парк" для оставшихся в живых "шишиг" - это точно. Наша кампания, которую, опять-таки не поднимается назвать каким-то причитающимся названием, типа "взвод" или "отделение", обитала в том домике, от которого остался третий от дороги фундамент. Самый нижний слева домик по-моему был закрыт и заколочен, в нем хранился какой-то инвентарь п/л. У верхних ворот был навес, туда назначался "наряд на КПП". Помню, были еще "нижние домики", куда нас строго-настрого "заинструктировали" не ходить для нашего же блага и безопасности. Жил там, по моему, то ли сторож, то ли еще какое-то должностное лицо, связанное с лагерем, армянин. Потому что время от времени к нему обращались по хозяйственным вопросам. Но наши армяне, несмотря на запрет, там регулярно тусовались. Несколько раз к кому-нибудь из наших приезжали родственники, они тоже поселялись в "нижних домиках", через того же армянина-сторожа.

Ну с одной стороны - вроде бы и не такая уж и автономность, но с другой стороны - таки кайф. Самое главное - отсутствие круглосуточно видимого в части забора в 2 метра высотой. Море на расстоянии вытянутой ноги. В выходные (а иногда даже и в обеденный перерыв) ходили купаться, пусть даже строем, но все равно!.. Если хотя и не цивильно, из тарелок, а из котелков (которые надо было постоянно мыть без средств Procor&Gamble, однако же повара старались (ибо обратная связь была достаточно короткой. К осени пошло море алычи и айвы. А самый цимес, который я никак не могу забыть - каштаны, жаренные в костре на лопате...

Раз в день/два кто-то из офицеров ездил в Гудауту (на "дежурной" шишиге), по текущим делам и заодно - забирал почту из абонированной ячейки на главпочтамте и отправлял наши письма (поскольку штампа части не стояло, и обратный адрес был П/Я а не П/П и не В/Ч). Помню, еще конвертов не хватало, и в ход шли самодельные конверты их тетрадных листов, и перекроенные бланки "боевых листков"... Эти, по сравнению с "тетрадными" получались "с шиком" - чисто белые. Ну а если вообще по блатному - то на конверте "на просвет" рисовался индекс и даже приклеивалась картинка с пальмой с пачки сигарет АПСНЫ...

Пару раз были "в увольнении" (и несколько раз - в самоволке) в Гудауте. Ходили не менее, чем втроем-впятером, отчего тема наших взаимоотношений с комендантскими патрулями в городе осталась в корне не раскрытой - там в основном ходили летуны из БАО, которые предпочитали не пересекаться с обезбашенными краснопогонниками. Ну и мы их тоже старательно обходили. Так себе по джентельменски получалось...

Но правда, не все и радужно было. Как минимум два несчастный случая было. В самоволку ходили и вдоль линии прибоя. В прилив там было не пройти и двое полезли на почти отвесную стенку. Подробностей не помню, но один то ли сорвался и разбился, то ли сорвался и его присыпало. Второй случай – боец получил письмо из дому, пошел в "джунгли" и повесился. Оба случая - с чужих слов. Правда второго искали все, с прочесыванием кущарей. Нашли, но не мы.

На работу либо ездили машинами, либо ходили пешком. По поводу тропы: очень сложно на пальцах "кроки" рисовать, да и почти четверть века прошло... В подробностях, конечно, не помню, но вариантов было несколько. Начало маршрута возле лагеря было в любом случае одно – напрямик, чтобы не обходить "язык" дороги перед самым спуском от дороги к домикам.

Дальше вариант первый и самый очевидный - через поселок (или слегка его обходя чуть ближе к морю), потом через или мимо лысой площадки справа от поселка (но на этот раз мимо - не ближе к морю, а дальше, потому что там был капитальный забор. Потом уже по дороге, через реку, спускались к трансформаторной (рядом с которой был вагончик-прорабская/учетная/табельная) и дальше шли уже или на заранее оговоренное с вечера место работы (если северо-восточнее), или таки по дороге вдоль "третьего" забора шли на развод на вертолетную площадку. Собственно второй путь почти на 80% совпадал с трассой электрического кабеля, который был протянут в лагерь. То есть собственно тропы там никакой не было, ходили "по направлению", сегодня чуть левее, завтра чуть правее, ну а там же субтропики - ветку сломал - завтра две новых лианы вырастет.

Развод на работы все это время был с построением на вертолетной площадке. Говорят, один раз эта вертолетная площадка даже принимала вертолет с каким - то генералом, но это было тогда, когда основная масса была в части, на проверке. Та вертолетная площадка, которую я отметил напротив КПП дачи - она вне территории дачи. Выровненная (частично - насыпная) площадка на склоне, вымощенная бетонными плитами. Никакой разметки на ней я не помню. Вторую площадку я помню очень плохо, мы работали в основном или на ограде (стоит отметить, что оград было несколько периметров, не знаю, что осталось), или на террасах, или еще где на отшибе. В само главное здание никто из наших не входил. Как максимум - наши офицеры как-то однажды подошли до открытой веранды "на расстояние вытянутой руки" и были с обещанием больших неприятностей развернуты и посланы охраной. Из срочников же "наиближайшим погружением" было втягивание силового кабеля (в броне, метр кабеля ~70кг) с бухты куда-то в глубины подвала. Опять же под бдительным взором охраны.

К ноябрю стал ходить упорный слух, что нас могут, якобы, "бросить" на спасение урожая мандарин, но не сложилось. Никто не знал, до какого момента мы там будем сидеть, поэтому готовились совершить праздничный новогодний заплыв в честь дембельского 89 года. Но нас сдернули 29 декабря так резко, что 31 я уже заступал в свой второй новогодний караул... из +10 на уровне моря в -10 на высоте 1000 метров при влажности примерно такой же... Нигде я так не мерз, как в Грузии...














Мы возвращались в Гагру в благостном расположении духа. Поездка в Мюссеру оказалась по восприятию очень лёгкой и приятной. По пути к трассе, уже почти миновав серпантин, мы остановились на небольшом, свободном от растительности участке, рядом с дорогой. Перед нами, со всех сторон открывались неописуемой красоты виды: впереди, окутанная сединой низкой облачности, темнела длинная гряда Гагрского хребта. Сбоку сквозь облака струились в вечерней истоме лучи невысокого солнца. Внизу, под нами, в клубящейся дымке, тянулась широкая плодородная долина, на другом конце которой виднелась готовящаяся к своему очередному курортному вечеру Гагра. А далеко позади, за холмами, утопающими в зелени, на берегу моря - силуэт высотки Мюссерского пансионата, кажущийся отсюда совсем маленьким.

И, оглядевшись я понял, что ничуть не было преувеличением, когда в путеводителях начала XX века, на заре курортного освоения Абхазии, Мюссеру называли не иначе, как Абхазская Швейцария.













В контексте


2010 г.
Вместо предисловия
2010 г.
Пицунда, Второе ущелье - возвращение в Эдем
2011 г.
Осколки времени
2011 г.
Мраморное наследие "нефтяного короля"




Категория: Записки Гагроведа | Добавил: Spupper (22.11.2017)
Просмотров: 138 | Теги: пицунда, истории о..., 2011 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0