Главная » Статьи » Каталог статей » Записки Гагроведа

Мраморное наследие "нефтяного короля"


2011 г.

Однажды нам случилось поехать в гости к знакомым, которые уже не первый год отдыхают в Мюссере.

Написал "случилось поехать" и тут же подумал, что случаем это не назовёшь. Потому что, ещё будучи дома, мы договорились, что увидимся в Абхазии. А посему, в планы на поездку было внесено несколько мест в тамошней округе, интерес к которым уже давно подталкивал к такой поездке.


Итак, полчаса по утренней трассе от Гагры, поворот по указателю МЫСРА и на том конце серпантина, петляющего по мюссерским джунглям, нас встречает пасмурное побережье и абсолютно сухой микроклимат Четвёртого ущелья.

Конечно, огромный пансионат, госдачи, и коровы - всё на месте. Всё точно такое, какое я себе и представлял по интернет-отчётам.














Пара охранников псевдосекретного вида проводят разъяснительные беседы с желающими посетить территорию дачи Сталина о возможных вариантах и размере цены посещения.











С балкона одного из верхних этажей пляжная инфраструктура санаторного комплекса выглядит по-игрушечному забавно.





С противоположной стороны - панорама широкой низменности, тянущейся от Бзыбского хребта вдоль устья реки Мысра. Эта холмистая равнина образует знаменитый биосферный заповедник.




Если пройти несколько сот метров по дорожке, идущей параллельно береговой линии позади пансионата, прямо над дорожкой по левой стороне, неожиданно встретятся необычные руины с колоннами в римском стиле. Прежде, именно их я пару раз видел в интернет-отчётах. Но данные о происхождении этих руин в сети очень скудны. В лучшем случае там сообщалось, что это - останки дореволюционного дворца то ли какого-то доктора, то ли какого-то российского мецената.




Спустя несколько месяцев, уже вернувшись домой, я разыскал некоторые сведения о том, кому принадлежали эти земли с некогда величавой усадьбой сто лет назад, во времена зарождения курортного дела в Абхазии. Среди найденного особняком стоит очень душевный художественный рассказ Марии Савченко "Продающий надежды"

Кроме того, в путеводителе 1913 года издания (автор - К.Д. Мачавариани) можно прочитать такие свидетельства из прошлого:

Въ 5-ти верстахъ отъ колонiи Бела, въ лучшей местности Абхазской Швейцарiи, на протяженiи около 2-хъ верстъ по морскому берегу — расположено на постепенно возвышающихся отрогахъ, обширное именiе,"Мюссера"—А. Г. Лiанозова. Средину именiя прорезываетъ горная река Мюссере, образуя широкую долину съ красивыми видами на Калдахварское ущелье и снеговой хребетъ.

Все обширное именiе ризбито на участки, къ каждому изъ которыхъ подходить дорога уклономъ 5—6%, шириной окола 5 аршинъ. Имеется моторная лодка, поддерживающая сообщенiё съ Гудаутомъ не менеё 3-хъ разъ въ неделю. Кроме того проложена дорога къ Сухумскому шоссе, по которому ходятъ автомобили и дилижансы.

Этотъ молодой курортъ, приносящiй большую пользу слабогруднымъ и астматикамъ, имеетъ несомненную будущность. Надо отметить, что именiе составляетъ лесъ—грабъ, дубъ, каштанъ, рододендронъ, aзaлiя, туя, земляничное дерево, сосна и пр., а остальная часть долина. Живописная местность среди леса, фруктовыхъ садовъ, виноградниковъ, вблизи моря, прекрасный климатъ дейстйительно могутъ привлечь къ себе не только больныхъ, но и всехъ поклонниковъ прекрасной природы.

А что удивительно, это то, что въ Мюссере водонепроницаемая почва, какой почти не встречается на всемъ побережье, благодаря чему нетъ застойныхъ водъ; почти нетъ испарений, тумановъ и сырости. Здесь зимуютъ на воздухе апельсины, лимоны, мандарины, финиковыя, кокосовыя, саговыя и другiя пальмы, чайные кусты и бананы. Вода родниковая и речная — чудная въ изобилiи, Участки въ именiи продаются очень дешево, отъ 25 коп. за кв. саж.

Мюссера имеетъ пансионъ и гостиницу доктора И. Н. Коварскаго. Номера отъ 1 р., а полный пансионъ (безъ помещенiя) 1 р. 50 кон. въ сутки. Въ Мюссере имеется читальня. Лучшее время здесь мартъ—май и сентябрь—ноябрь.
Моторная лодка Лiанозова заходить и въ колонiю Белу.


.......
В другом материале уже современного автора Андрея Артамонова, посвящённом строительству мюссерской госдачи, рассказывается о Степане Георгиевиче Лианозове и приводятся уникальные факты о судьбе принадлежащей когда-то ему усадьбы.

Степан Георгиевич Лианозов (арм. Ստեպան Գևորգի Լիանոսյան — Степан Геворгович Лианосян) родился 9 августа 1873 года в Москве. По национальности армянин. Степан Лианозов являлся сыном крупнейшего нефте- и рыбопромышленника Российской империи Георгия Лианозова (1835-1907 г). После окончания гимназии в 1894 году поступил на естественный факультет Московского университета. В 1898 году закончил юридический факультет названного университета. Два года работал помощником присяжного поверенного округа Московской судебной палаты. В 1901 году переехал в г. Баку, где занялся нефтяным бизнесом. Директор-распорядитель и член правления свыше 20 нефтепромышленных и др. компаний.


После октябрьского переворота 1917 года С. Г. Лианозов перебрался в Финляндию, где стал одним из организаторов антибольшевистского движения. Скончался в 1949 году, похоронен на кладбище в Пасси (Cimetriere de Passy) в предместье Парижа.

В 1907 году, после смерти отца, С.Г. Лианозов посетив крупное селение Мгудзырхуа (с 1886 года в него входило 8 поселений, в том числе Мысра) и, встретившись там с влиятельными абхазскими князьями, решил с их одобрения начать строительство дачного поселка для отдыха членов своей семьи и в перспективе проживания обеспеченных курортников из Москвы и Петербурга.

Также Лианозов купил большое количество земельных участков рядом с Мюссерой, под будущее строительство проектируемого им курортного поселка с развитой инфраструктурой: электростанцией, магазинами, почтой и современного причала с водным транспортом для сообщения с Гагрой и Гудаутой.

После почти полугодовой подготовки к строительству дачного посёлка, осуществленной в виде расширения и выравнивания грунтовой дороги от уездного города Гудоута до местечка Мысра, укрепления опор моста через реку Мчишта и постройки деревянного пирса (из пихты, дуба и бука), Лианозов, с 1908 года начал закладку фундамента будущего имения и гостиницы для потенциальных курортников.

К 1910 году гостиница и имение были построены. Решен был и транспортный вопрос по сообщению с «Большой землёй», но, правда, своеобразно. Между Гудоутами и Мюссерой трижды в неделю стал ходить мотобот. После 1912 года Лианозов стал строить вторую гостиницу под названием «Вилла Роза», но и ее здание до сей поры не сохранилось.

К глубокому сожалению, в наше время не сохранились фотографии и рисунки этого имения С.Г. Лианозова в первоначальном виде, однако даже развалины из итальянского мрамора внушают уважение к данному архитектурному проекту и построенному зданию.

Примечательно, что опытный бизнесмен Лианозов, весьма очарованный этим местом и микроклиматом (Мысра хорошо защишена от холодных ветров грядой Мюссерского горного кряжа), решил основную часть строительных материалов привозить в Мысру-Мюссеру морем, а не грунтовой дорогой из Гудоуты. Строители, работающие у Лианозова, принимали множество крупногабаритных грузов на собственном причале, построенном напротив места, где сегодня располагается пансионата им. Н. Лакобы. Хочу обратить внимание читателей, что п. Мюссера входит в Пицундско-Мюссерский биосферный заповедник, площадь которого составляет 3,761 тыс.га. Создан этот заповедник был в 1885 году. До наших времен сохранился рекламный текст в газете «Санкт-Петербурсгские ведомости» за 1912 год, посвященный курортному проекту Степана Лианозова:


ЧЁРНОЕ МОРЕ. МЮССЕРА,
вновь устраиваемый курортъ между Гаграми и Гудаутами,
имѣнiе С. Г. ЛIАНОЗОВА…
Имѣется гостиница; полный пансiонъ
отъ 2 р. 50 к. въ сутки.


В 1917 году, после эмиграции С.Г. Лианозова в Финляндию, его роскошное имение долго стояло никому не нужным и практически неразграбленным (если не считать мебель из палисандра и люстры из богемского хрусталя), по причине того, что местному абхазскому населению весьма трудно было на арбах тащить «добычу» в дальние сёла по разбитой каменистой дороге. От пирса, построенного почти четверть века назад остались только дубовые сваи, вбитые в дно глубокой бухты.

В начале сентября 1930 года, И.В. Сталин прибыл в Дом отдыха ЦИК «Синоп», находящийся в г. Сухуми СРР Абхазии на кратковременный отдых.

После долгого разговора о политике и ситуации в ССР Абхазии, связанной с проводимой коллективизацией, тема бурных диалогов плавно сместилась к проведению будущего отдыха членов Политбюро, сотрудников ЦИК и СНК. Нестор Лакоба, к удивлению Сталина и Орджоникидзе предложил на следующий день съездить на автомобиле и посмотреть бывшее имение нефтепромышленника С. Г. Лианозова в селении Мюссера Гудаутского района, на предмет переустройства этого здания под отдых членов Политбюро ЦК ВКП (б) и лично И.В. Сталина.

Утром следующего дня кортеж из трёх машин ехал на медленной скорости от Сухуми до Мысры через Гудауту. В то время узкое ответвление на Мюссеру от Черноморского шоссе, которое было построено в период с 1887 до 1910 года, было пригодно только для проезда на гужевом транспорте (этот путь к побережью был восстановлен только в 1946-1950 г. )

К моменту приезда в имение Сталина, Лакобы, а также их соратников по партии, имение Лианозова сильно заросло ежевикой и лианами, зияло выбитыми проемами окон без стекол, и производило на любого человека весьма жуткое впечатление.

Дорога подходила прямо к парадному входу в усадьбу, включающему в себя высокую лестницу со ступенями, облицованными мраморной плиткой. Выйдя из машины, И.В. Сталин долго молча смотрел на объект отдыха, предложенный ему Нестором Лакобой. Потом, взайдя по лестнице и осмотрев внутри бывшее имение нефтепромышленника, Сталин вынес свой вердикт, совершенно потрясший всех находящихся рядом с ними:
- Мы построим… здесь… дом отдыха… рядом, ближе к речке, а для фундамента используем этот никому не нужный дворец…

История умалчивает, медленно ли ломали архитектурное чудо С.Г. Лианозова, сотворенное из мрамора или сначала взорвали, а потом эти осколки и строительный мусор возили на тачках к будущей стройке – всё покрыто мраком неизвестности. Тем не менее, факт остаётся фактом – Дом ЦИК «Мюссера» был построен на фундаменте из бывшего имения Степана Лианозова, а потомкам остались лишь в качестве немого укора мраморные колоны, обвитые лианами и ежевикой…





_________________________________________________________________________________


2018 г.
Дополнение


Итак, казалось бы всё ясно: Андрей Артамонов прямо указывает, что сохранившиеся мраморные колонны в зарослях ежевики - это и есть бывший усадебный дом имения Лианозова. И всё же... Много раз я перечитывал этот текст и не мог отделаться от ощущения, что нет логичности в наступивших последствиях от того разговора, где Сталин заявляет о намерении строить дом отдыха. Нет, само предложение сломать заброшенную усадьбу и использовать для фундамента получившийся при этом строительный мусор, я считаю вполне практичным решением. Но, исходя из поставленной таким образом задачи, я не могу взять в толк: зачем было оставлять колонны и фронтальную стену? Наоборот, их должны были сломать первыми!

Мне ничего не было известно о подробностях строительства, которыми, очевидно располагал автор публикации. Поэтому некоторое время я списывал эту маленькую необъяснённую странность на слишком скромную глубину своей осведомленности. Однако, позже мне стали попадаться и другие упоминания об имении Лианозова с описанием устраиваемого в Мюссере дачного курорта. Стали открываться и некоторые нюансы, из которых у меня сформировалась собственная картинка происходившего там обустройства, и эта картинка кое в чём отличалась от рассказанного в статье.

Из прочитанного выше мы помним, что в имении, кроме самого усадебного дома, были построены ещё по крайней мере два капитальных здания - две гостиницы: пансион-гостиница доктора И.Н. Коварского и некая гостиница «Вилла Роза», начатая постройкой после 1912 года. Сразу в нескольких путеводителях за 1914 - 1916 г.г., изданных когда «Вилла Роза» уже заработала, мы находим яркую фразу:

С 1913 года открыта новая гостиница в римском стиле «Вилла Роза» на возвышенном берегу моря, с 10 номерами...

В этой строчке сразу два факта говорят за то, что гостиница «Вилла Роза» - это и есть наши развалины с колоннами. Во-первых, имение занимало большое пространство вглубь ущелья, по обе стороны реки, но указано, что гостиница стояла именно "на возвышенном берегу моря" (на тропу, ведущую к руинам сейчас устроен переход из семнадцатиэтажного корпуса пансионата им. Лакобы как раз на уровне последнего этажа). Ну а "римский стиль" развалин не ускользнет и от самого поверхностного взгляда.


Г. Москвич 1914 г. Г. Москвич 1914 г. (переиздание) В Доброхотов 1916 г. (переиздание)



Несколько позже мне попались две очень любопытные и редкие открытки. Надпись на адресной стороне обеих была одинакова и гласила: "ЧЕРНОЕ МОРЕ, ИМЕНИЕ МЮССЕРА, АЛЕКСАНДР ГЕОРГИЕВИЧ ЛИАНОЗОВ"

На одной из открыток был изображен сам владелец имения с двумя охотничьими собаками. А вот по поводу второй поговорим подробнее, поскольку, размещенная на ней картинка самого имения также подтверждает мои сомнения по поводу происхождения руин.





Вдалеке, на высоком берегу реки мы видим особняк с распланированным участком. Хотя изображение не очень четкое, все же понятно, что на том берегу огромное и красивое здание, целый дворец. И даже различимы колонны с античным портиком. Исходя из содержания подписи на открытке, мы видим пред собой усадебный дом Лианозова. Сомневаюсь, что к такой подписи иллюстрацией бы выбрали изображение гостиницы. Очевидно, что направление съемки здесь - от моря вглубь ущелья, так как в левом углу, горизонт закрывает высокая гряда гор, нависающая над сравнительно небольшими холмами Мюссерского нагорья. Точно такое расположение гор имеет картинка с видом на ущелье, которую мы видели в самом начале.


И вот тут возникает вопрос: а что в приметах усадебного дома Лианозова из истории со Сталиным противоречит уведенному на открытке? Помните?

Дорога подходила прямо к парадному входу в усадьбу, включающему в себя высокую лестницу со ступенями, облицованными мраморной плиткой. Осмотрев внутри бывшее имение нефтепромышленника, Сталин вынес свой вердикт, совершенно потрясший всех находящихся рядом с ними: "Мы построим… здесь… дом отдыха… рядом, ближе к речке, а для фундамента используем этот никому не нужный дворец…"


Думаю, именно про этот особняк шел разговор у Сталина с Лакобой. И именно это здание было использовано для фундамента вновь построенного дома отдыха ЦИК «Мюссера». Действительно, если сопоставить вид с открытки и современное изображение, то видно, что дача Сталина построена относительно особняка как раз "ближе к речке", примерно внизу распланированного под парк участка. Благо, в этом случае не нужно было доставлять стройматериал с соседнего холма через все ущелье и переправлять через реку.

Очень кстати здесь и упоминание о высокой лестнице. Редкий экскурсовод, проводя группу по территории госдачи, не упомянет о высокой панорамной лестнице, ведущей вниз, к аллее. Обращаясь к гагринским примерам нового строительства на уже обустроенной территории (как это было, например, с пансионатом "Колхида", где в конце шестидесятых на месте здания 1934 года был выстроен новый многоэтажный корпус), я вполне допускаю, что лестница в Мюссере могла остаться именно от лианозовской усадьбы.



Фото с сайта Госдача Мюссера


Есть ещё одно фото Мюссерского ущелья из путеводителя. Его качество не позволяет даже четко идентифицировать постройки на дальнем плане, но по очертаниям горы и виднеющейся полоске моря единственным вариантом, какой можно предположить - что на этом фото как раз зеркальный взгляд с другой стороны ущелья. То есть вид от особняка Лианозова. Соответственно, плохо различимые постройки - это те, что мы видим крупным планом на открытке. Можно предположить, что это один или несколько дачных участков, коих, согласно путеводителю Доброхотова, к 1915 году было продано до двухсот. В таком случае вполне логично, что дом Лианозова расположен по одну сторону ущелья, а дачные участки и гостиницы - на другой горе, через реку.

К слову о нарезанных участках. Выше я упомянул, что заметил в рассказе Андрея Артамонова кое-какие мелочи, которые я трактовал бы немного иначе. Может быть это покажется кому-то не важным и не заслуживающим дискуссий, но я всегда был привержен правильным и отточенным фразам. Вот например в тексте указано: "...Лианозов купил большое количество земельных участков рядом с Мюссерой, под будущее строительство проектируемого им курортного поселка с развитой инфраструктурой". Но, конечно, Лианозов приобрел у казны не множество участков, а один большой участок, как тогда это называли, Мюссерской лесной дачи. Степан Георгиевич успешно вел дела в разных сферах коммерции, и, приобретая землю для своего имения, не мог пройти мимо потенциального прибыльного предприятия. Ведь с постройкой электростанции, прокладкой шоссе, устройством пристани и т.п., когда местная инфраструктура была благоустроена, цена изначально недорогой земли быстро возросла. Этому же способствовала перепродажа её небольшими долями.

Примеры таких вложений с прибылью были и остаются до сего дня нередкими. Лианозов наверняка был вдохновлен одним из таких примеров, который успешно воплощался по соседству, в Гагре. Здесь принцем Ольденбургским по выгодной цене был приобретен в личную собственность на имя жены большой участок земли под дачи в районе современных пансионатов "Амра" и "Нарт". Таким образом, помимо участков Гагринской казенной дачи, которые успешно реализовывались в Управлении Климатической станции, столь же благополучно продавались участки и в Евгеньевских Гаграх, где к 1914 году выбрать было уже практически не из чего (по описанию в путеводителе Ф.П. Доброхотова и статьях И.Я Славина).

Ещё один нюанс, с которым хотелось бы поспорить - это количество гостиниц в имении Лианозова. По смыслу текста выходит так, что Лианозов построил одну гостиницу, а затем приступил к строительству "Вилла Роза". Но во всех источниках, рассказывающих про обустройство имения в первую очередь упоминается о пансион-гостинице доктора Коварского. Ещё находим сведения о строительстве Лианозовым роскошной гостиницы под названием "Мюссера" на 60 номеров. Она строилась на обширной площади в 2 дес., на берегу моря, в дачном районе... Но по соседству, в Гудауте! О какой-либо третьей гостинице в Мюссере нет ни слова.

Очередная двусмысленность происходит с постройкой проселочной дороги, проложенной к Сухумскому шоссе. В путеводителе Мачавариани, как я понимаю, перечислено именно то, что сделано после приобретения мюссерских земель Лианозовым:

Все обширное именiе ризбито на участки, къ каждому изъ которыхъ подходить дорога уклономъ 5—6%, шириной окола 5 аршинъ. Имеется моторная лодка, поддерживающая сообщенiё съ Гудаутомъ не менеё 3-хъ разъ въ неделю. Кроме того проложена дорога къ Сухумскому шоссе, по которому ходятъ автомобили и дилижансы.


Но в публикации Андрея Артамонова при описании обустройства мюссерской инфраструктуры Лианозовым говорится не о той дороге, которая отходит сейчас от шоссе по указателю МЫСРА у поста ГАИ, а о "расширении и выравнивании грунтовой дороги от уездного города Гудоута до местечка Мысра". В то же время, когда речь идет о приезде Лакобы и Сталина, указывается уже на эту мюссерскую дорогу: "...узкое ответвление на Мюссеру от Черноморского шоссе, которое было построено в период с 1887 до 1910 года, было пригодно только для проезда на гужевом транспорте (этот путь к побережью был восстановлен только в 1946-1950 г. )".

Если Лианозовым была обустроена уже существовавшая дорога по холмам между Мюссерой и Гудаутой, тогда почему сухопутное сообщение осталось неудовлетворительным? На мой взгляд более объяснимо считать, что в путеводителях говорится как раз об этом "узком ответвлении", которое и было "проложено к Сухумскому шоссе" именно в ходе строительства имения. Тем более, что с Гудаутами итак имелось регулярное сообщение морем, и едущие со стороны Сухума по шоссе имели выбор, каким способом им добраться до Мюссеры. Едущие же со стороны Гагры должны были делать приличный крюк в ту же Гудауту, и поэтому появление этого прямого ответвления было бы для них очень кстати.




Но тут возникает всё тот же вопрос, теперь относительно этой новой дороги: почему сухопутное сообщение оставалось неудовлетворительным. И опять ответ гораздо более очевиден для варианта с прокладкой новой дороги по ущелью, чем с вариантом ремонта дороги по холмам. Прокладка и обслуживание новой дороги по заросшему ущелью рядом с горной речкой требует несравнимо больших усилий, нежели расширение существующей дороги по плоскому малолесистому нагорью (проезжая тропа здесь, по всей видимости, была всегда, ведь как-то люди должны были и раньше попадать в близлежащие от Гудауты ущелья). Почему же Лианозов провел новую дорогу, а не использовал старую тропу? Да потому что дорога нужна была именно со стороны Гагр.

Дабы каждый мог оценить насколько справедливы или несправедливы предложенные мною уточнения, приведу и разъяснения Андрея, которые он счел нужным дать в нашей с ним дискуссии, состоявшейся однажды, несколько лет назад.


Мне хочется понять, можно ли с достаточной достоверностью утверждать, что... (читать дальше)

Мне хочется понять, можно ли с достаточной достоверностью утверждать, что усадьба Лианозова и вилла "Роза" - это разные постройки. Потому что я нашел упоминание, что "Вилла Роза" как раз и была построена в римском стиле. Хотя не отрицаю варианта, что это м.б. ошибкой автора, который, не вдаваясь в подробности, мог объединить оба здания в своем представлении, ибо писал явно со слов.

Отвечая на вопрос по "Вилле Роза" и развалинам особняка С.Г. Лианозова, обращу Ваше внимание на то, что информацию о клане Лианозовых и о Мюссере я подчерпнул в Гугле на одном из франкоязычных сайтов при помощи перевода (запрос был history of family lianozov и я смотрел изображения, на одном из которых и узрел знаменитые развалины в Мюссере). Было это примерно 2 года назад. При переводе точно помню шла речь именно о том, что С. Лианозов, будучи членом масонской ложи "Юпитер" приглашал в своё имение Mussera тайных сподвижников, где проходили заседания под его личным руководством. В том же источнике указано, что С.Лианозов задался целью сделать в Mussera курортный городок, для чего построил две гостиницы (в тексте как hotel) и Chateau Villa Roza для своих гостей и друзей. В тексте была дана черно-белая фотография этой "Розы" похожей на швейцарский или французский шато в горах (смотрите фото, которое весьма похоже на то, что было в Мюссере 100 лет назад как "Вилла "Роза"). То есть получается, что вилла "Роза" и "развалины Помпеи" рядом с дачей Сталина совсем разные объекты.

Исходного сайта про масонство я не нашёл, как ни старался. Из ваших пояснений (я так понимаю по памяти) выходит, что во всём имении на усадебный дом претендует только этот дачный домик. Остальные две постройки - гостиницы. Как то не солидно получается для основателя русского нефтяного бизнеса.

Далее. Масонство было легализовано в России после февральской революции. Везде упоминается о масонской деятельности С.Г. только начиная с периода эмиграции.

Именно тогда, в 1925 году в Париже основана упомянутая вами кавказская масонская организация «Юпитер» (изначально «Золотое руно»). С.Г. там был одним из основателей.

Учитывая то обстоятельство, что на иностранном сайте приведено фото именно шато во французском стиле (как вы указываете), быть может и имелось ввиду некое место во Франции, где С.Г. в этот период вёл активные дела по организации движения масонства? Это мне кажется более объяснимым ходом событий.

И уж совсем в тупик меня ставят два недавно найденных фото,

https://img-fotki.yandex.ru/get/940967/55228259.4e/0_10d510_446aac60_XL.jpg
https://img-fotki.yandex.ru/get/769006/55228259.4e/0_10d50f_ceff39d9_XL.jpg

надписью к которым (к обеим одинаково) на адресной стороне является:
Черное море
Имение Мюссера
Александр Георгиевич Лианозов


К сожалению Вы меня не поняли или просто интерпретировали по-своему мой ответ о франкоязычном сайте. Этот сайт не был посвящен масонству, в нем шла речь об АРМЯНСКИХ ЭМИГРАНТАХ, политических беженцах из России, причём, как мне стало понятно, информация там была размещена с использованием подлинных документов-сканов.

Возвращаясь к крайне запутанному разговору об усадьбе СТЕПАНА Георгиевича Лианозова, развалины которой мы видим сейчас рядом с пансионатом им. Лакобы, хочу еще раз подчеркнуть, что С.Г. Лианозов КРОМЕ НЕЁ построил еще 2 гостиницы и шато, которые располагались не на побережье, а в поселке Мюссера.

Думаю, что на франкоязычном сайте было правильно указано то, что С.Г. Лианозов ВСТРЕЧАЛСЯ со своими соратниками-"братьями" в Мюссере до 1917 г, в имении как ПОСВЯЩЕННЫЙ и возможно как член ложи "ЮПИТЕР №536". Фотография шато была подписана на сайте и имела смысловое значение очень чёткое, а именно "дом для гостей в Мюссере". Если бы там стояла подпись "дом для гостей в Биарриц" я бы так и процитировал.

В вашем тексте на сайте DELVANIO написано так:
После 1912 года Лианозов стал строить вторую гостиницу под названием «Вилла Роза», но и ее здание до сей поры не сохранилось.
Т.е., я считал, что Вилла Роза - это и есть вторая гостиница, а не отдельное шато. У Мачавариани еще написано про первую гостиницу. Она, я так понимаю, была построена не Лианозовым, а просто на участке в его имении.

Мюссера имеетъ пансионъ и гостинницу доктора И. Н. Коварскаго. Номера отъ 1 р., а полный пансюнъ (безъ помещенiя) 1 р. 50 кон. въ сутки.

На момент, когда я писал свой пост про Мюссеру, упоминание в сети про эту «Виллу Роза», я нашел только на вашем сайте. Но позже скопировал ещё цитату (у меня есть папка, куда копирую навалом интересные отрывки для дальнейшего разбора).

В Мюссере имеется пансион-гостиница д-ра И.Н. Коварского. Номера от 1 руб., а полный пансион (без помещения) от 1,5 руб. в сутки. Управляющий пансионом г. Юрелло чрезвычайно услужлив, а жена его хорошо готовит.

С 1913 года открыта новая гостиница в римском стиле «Вилла Роза» на возвышенном берегу моря. 10 номеров – от 1 руб. в сутки.

Т.е. говорится именно о том здании, чьи руины сохранились. Выходит, просто попутано название? Хотя, честно говоря, я бы назвал виллой именно такое здание, а не шато.

Это тоже путеводитель, видимо более поздний, т.к. путеводитель Мачавариани написан до 1913 года и за основу явно взят его текст. Возможно, просто следующее, дополненное издание.

Сегодня нашел ещё текст, взятый, видимо из путеводителя какого-то уже советского автора.
http://psekups.ru/articles/putevoditel/abhazia.html

С конца XIX века в Мюссере стало развертываться дачное строительство. Доктор И. Коварский, учитывая курортные возможности этого уникального уголка Причерноморья, открыл пансионат и гостиницу. В 1913 году здесь появилась еще одна гостиница—«Вилла Роза», а в следующем году для мюссерских дачников была построена небольшая электростанция.

Если предположить, что ВР - это и есть здание с колоннами на побережье, а в имении было всего две гостиницы, без отдельной усадьбы, то на фото из предыдущего моего письма - пансион-гостиница Коварского. Современники, кстати, её знали больше, чем ВР, судя по приведенным расценкам в путеводителях. Так что было бы вполне объяснимо обнаружить фото именно этого заведения.

Про «Юпитер» - масса источников, и в них везде указан год основания - 1926(7), и годы посвящения С.Г. соответствующие.
http://samisdat.com/5/23/523f-jup.htm
И по вашей ссылке http://samisdat.com/5/23/523f-ast.htm , членство в Астрее - там же тоже послереволюционные годы.
В источнике, который я дал в прошлом письме - обзор деятельности французского масонства "взглядом изнутри" - и там все то же, разночтений нет.
http://great-east.ru/content.php?id=115

Конечно, трудно говорить, имея представление об источнике только со слов, но что-то тут не сходится с «Юпитером» и ВР. Если кто-то и бывал в Мюссере, например Путилов, с которым у С.Г. были дела по бизнесу и который потом его рекомендовал в Париже, то это по крайней мере были ещё не те, не "настоящие" братья.


Я перевел для статьи текст с французского. Мне кажется, что он вполне достоверный, хотя факт с "Юпитером" можно считать ляпом или непроверенным фактом. И еще.

Я три раза был в Мюссере. Два раза отдыхал и один раз просто приехал "по старой памяти" в 2012 году, а августе. Все три раза обходил эти развалины с колоннами и могу точно утверждать, что это обычное имение весьма богатого человека, который по версии ФРАНЦУЗСКОГО сайта привез эти самые колонны из Италии и сгрузил их на пирсе перед имением. Никто и никогда гостиницу не будет делать подобным образом лишь только потому, что псевдодревнеримский стиль - прихоть нувориша, который решил в глуши удивить народ угробленными деньгами. Нет, гостиница должна приносить деньги, а не разорять владельца.

По этой причине, все гостиницы были на территории посёлка Мюссера, а колонны являются развалинами имения С.Г. Лианозова, или, как вариант, его брата Лиона Лианозова. Хотя, как утверждают источники, денег особо в карманах Лиона не водилось, он был человеком, который лишь умел их тратить.

Также я утверждаю, что многочисленные каменные фрагменты имения были использованы для строительства Дома отдыха ЦИК "Мюссера". Лучше всего на развалины в Мюссере "натравить" Андрея И, то есть написать ему, пусть, блин, копает, может что-либо и раскопает?!

То, что сайт про С.Г. и Мюссеру французский, конечно же придаёт ему солидности. Но, всё же, кто знает, кем и с чьих слов он писан. На другой чаше весов - утверждение современника, записанное в период процветания усадьбы. Понятно, конечно, что и в этом источнике вполне м.б. искажение сути, о чем я изначально оговорился в первом сообщении на данную тему.

Кстати, Лианозов ведь планировал в Мюссере развернуться в курортном деле довольно широко. Для меня не было бы удивительно, что он привез настоящие итальянские колонны именно для гостиницы, памятуя купленные Ольденбургским на Парижской выставке здания ресторана и Временной гостиницы. В общем, на данный период, останусь при своих сомнениях.

Про Андрея И. что-то уже лет 5 ничего не слышно. А копать, конечно, там надо!




Не могу не отметить, что утверждение Андрея, о двух построенных гостиницах в глубине ущелья, в поселке Мюссера (который, если и существовал, то не имел и малейших условий для жизни курортников), просто не выдерживает никакой критики. Даже не представляю, зачем опытному коммерсанту нужны были бы гостиницы в лесу, на горе, и для чего тогда предполагалось использовать находящееся рядом пляжное побережье протяженностью в 2 версты.

Однако, самое главное моё недопонимание, связанно всё же с личностью самого Лианозова. Внимательный читатель наверняка заметил вопиющее несоответствие и давно недоумевает о каком собственно Лианозове вообще идёт здесь речь. Дело в том, что во всех статьях, посвященных знаменитой династии, говориться, что у Георгия Мартыновича Лианозова, было трое сыновей – Мартын, Степан и Лион. Но в то же время, во всех без исключения (в том числе и приведенных здесь) старых путеводителях, в рекламных объявлениях и на почтовых открытках, где речь идет об имении в Мюссере, его владельца упорно называют не Степаном, а Александром Георгиевичем. Действительно, единственным источником, где имя Степана Георгиевича связывается с Мюссерой - это всё та же статья Андрея Артамонова. Так что это - массовая ошибка перепечатанная многократно ещё при жизни Лианозовых, или мы все это время говорим о другом человеке?

За последние лет восемь я несколько раз брался рыться в сети в поисках подробностей о представителях знаменитой семьи, но совсем недавно пришлось удивиться тому обстоятельству, что у братьев Лианозовых, оказывается, была ещё и сестра - Елизавета Георгиевна, княгиня Шаховская. Тогда я не обратил на это внимания, но вкупе с моим "открытием", описанном в предыдущем абзаце, это заставляет сомневаться, что братьев было только трое. Этот факт мог быть когда-то вписан в историю интернета также ошибочно, и у Мартына, Степана и Лиона действительно был четвертый брат - Александр Георгиевич. Все они имели отношение к нефтяному бизнесу, который вел главным образом Степан. По крайней мере в рекламных объявлениях о продаже дачных участков (см. ниже) в разных городах даны адреса общества "Г.М. Лианозов и сыновья", которое после смерти отца создал именно Степан Георгиевич.

Хотя, с другой стороны, я не исключаю, что Александром мог быть двоюродный или троюродный брат. Тем более, что по этой, параллельной линии в начале XX века семейство Лианозовых имело многочисленную грузинскую диаспору. А некоторые её представители жили и в Абхазии.


...


***


Не вносит ясности в общую картину, а скорее наоборот, добавляет вопросы рекламное объявление из путеводителя Мачавариани 1913 года, к которому мы обращались в самом начале рассказа. В этом объявлении множество необъяснимых моментов. К примеру оно сообщает о продаже имения "Мюссера". Но в других путеводителях - и за тринадцатый год, и за четырнадцатый, и за шестнадцатый в качестве хозяина указан по прежнему Лианозов. В этих справочниках рекламные объявления о "Мюссере" так же присутствуют, но посвящены они уже успешной продаже земельных участков под дачи.

В объявлении о продаже имения приведена его площадь - 40 десятин. Если сопоставить эту цифру с указанной выше протяженностью имения Лианозова по береговой полосе в 2 версты, то получается, что в глубину от моря участок должен бы занимать около 205 метров. Но дача Сталина сейчас располагается примерно в 420 м, если считать по прямой перпендикулярно береговой линии. Может быть речь здесь идет о каком-то соседнем имении, а не о том, где был построен дом Лианозова? Или же в этом объявлении продается часть имения, которую позже решено было поделить на мелкие участки и продавать под дачи?

Наряду с Лианозовым, владельцем указан ещё некий барон Энгельгард. Известных Энгельгардов много, но кто из них тот барон? К сожалению инициалы его в объявлении не указаны.


..........


***



И самое последнее на данный момент, о чем остается упомянуть - это найденные мной недавно в одном из ранних советских путеводителей от 1925 года пара строк о состоянии имения после революционных событий. Судя по тому, что от гостиницы "Вилла Роза" до наших дней дошли только эти известные нам руины, а также по тому, что никакого массового отдыха в советское время в Мюссере не было (вплоть до постройки многоэтажного корпуса пансионата), вся инфраструктура бывшего имения так и осталась не востребованной. Видимо, впоследствии, построив вместо лианозовского дома госдачу, решили из соображений маскировки вообще поблизости ничего не восстанавливать.





_________________________________________________________________________________



При написании текста были использованы следующие материалы:


1. Сайт Гудаута Gudauta
2. Сайт Андрея Артамонова. История, слава, величие и забвение госдачи "МЮССЕРА"
3. Корец Л. Б. Курорты Абхазии. - М, 1925.
4. Москвич Г. Иллюстрированный практический путеводитель по Кавказу: с прил. 14 карт, 11 планов, 2 чертежей, 44 иллюстраций, расписания рейсов пароходов Рус. общества пароходства и торговли ; Росс. о-ва и пароходства и торговли и проч. - Спб.: Издательство путеводителей Гр. Москвича, 1913.
5. Иллюстрированный практический путеводитель по Черноморскому побережью : с приложением расписания рейсов пароходов и проч. / Григорий Москвич. - Изд. 21-е. - Спб. : Редакция путеводителей, 1914.
6. Мачавариани К.Д. Описательный путеводитель по городу Сухуму и Сухумскому Округу. - Сухум, 1913.
7. Ф.П. Доброхотов и др. Черноморское побережье Кавказа, Петроград 1916; переизд. - Краснодар. Традиция, 2009.



В контексте



2010 г.
Вместо предисловия
2010 г.
Пицунда, Второе ущелье - возвращение в Эдем
2011 г.
Осколки времени
2011 г.
Где прячется Абхазская Швейцария




Категория: Записки Гагроведа | Добавил: Spupper (22.11.2017)
Просмотров: 150 | Теги: 2011, истории о..., пицунда | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0