Главная » Статьи » Каталог статей » Записки Гагроведа

Немцы на Кавказе: Индоевропейский телеграф


2014 г.

Какое совпадение! – подумал я через минуту после того, как узнал о Доме связи. Дело в том, что в Перечне памятников истории и гражданского строительства с сайта Ново-Афонского музея числится здание станции Индоевропейского телеграфа. Может быть именно такое назначение имел особняк до того, как стал Исполкомом? Телеграфную станцию в обиходе вполне могли называть Домом связи. Прикинул по схеме – ну да, с учётом гагринской "туманной" нумерации, примерно здесь и должен быть дом № 85. А я как раз искал телеграфные столбы по городу, чтобы сфотографировать для иллюстрации рассказа на тему Индоевропейского телеграфа.

А вообще, кто-нибудь слышал об Индоевропейском телеграфе? Наверняка только про всё по отдельности: про Индию, про Европу и про телеграф. Но при чём здесь Гагра? Оказывается, на протяжении шестидесяти лет эта местность находилась примерно посередине телеграфного пути между Европой и Индией.


Фрагмент фото с сайта "Наследие С. М. Прокудина-Горского"



А началось всё почти полтора века назад. Надо сказать, что в те времена Черноморское побережье от Анапы до Сухума представляло собой бесконечную череду диких джунглей и болот, разбавленных редко расположенными береговыми укреплениями, возведенными на местах древних античных поселений. Несколько лет назад закончилась многолетняя Кавказская война, утихло после очередного обострения противостояние с Турцией, и русские гарнизоны покинули эти дикие места. Лишь кое-где встречались деревни с последними не переселенными на чужбину черкесами, да редкие колонисты из виновных кубанских и малороссийских казаков, высланные на дармовые земли, безуспешно пытались освоить местные способы земледелия. Джунгли беспощадно поглощали многочисленные пустующие селения, дичали и херели роскошные черкесские плодовые сады, на побережье свирепствовала малярия.

Таковым был и глухой уголок в устье реки Жове-куары (Жоэквары), где располагалась восстановленная русским гарнизоном и снова брошенная древняя крепость Абаата. Попасть в это местечко можно было только морем или по старой черкесской тропе, спускающейся на побережье через Кавказский хребет. Спустя двадцать три года сюда серпантином по Гагринскому карнизу с запада придет первая гравийная дорога - Новороссийско-Батумское шоссе. А ещё через десять лет Его Высочество принц Александр Петрович Ольденбургский начнёт строительство Гагринской климатической станции, положив тем самым начало развитию знаменитого курорта. Но еще до этих событий, в 1870 году, здесь, как, впрочем, и по всему восточному черноморскому побережью, прошла трансконтинентальная линия Индо-Европейского телеграфа.

Сегодня о таком историческом соседстве не многие Гагринцы и гости курорта подозревают. С приходом интернета телеграфное сообщение отжило свой век, и современные люди быстро привыкли к мгновенной скорости коммуникаций. А в те годы телеграф ещё только делал свои первые шаги, связывая только лишь важные точки локальных маршрутов. Но мир уже был на пороге масштабных технических проектов, таких как строительство Суэцкого канала или Трансамериканской магистрали. К этим знаменитым стройкам золотого века инженерии по праву можно причислить и сооружение линии Индо-европейского телеграфа.


***


На Индостане к этому времени уже действовали внутренние телеграфные линии. Их использование сыграло важную роль в подавлении восстания Сипаев в 1857—1859 г.г. Через несколько лет была налажена связь с метрополией, которая осуществлялась по линиям телеграфа Британского правительства через Турцию. Однако, на 1 марта 1865 г., когда была достроена Константинопольская линия телеграфа, сообщение, посланное из Лондона в Индию доходило до Карачи только через 6 дней, 8 часов и 44 минуты (путь через Россию и Персию был ещё длиннее - 17 дней, 5 часов и 5 минут), так как должно было быть принято, записано и снова передано четырнадцать раз. При прохождении долгого пути, подчас, смысл изменялся до абсурда. Для более эффективного управления своей крупнейшей колонией Британским правительством было решено проложить прямую телеграфную линию от Лондона до Калькутты через Кавказ и Персию.

"Indo-European Telegraph Company" (IET) была учреждена в Лондоне 8 апреля 1868 года, как акционерное общество с уставным капиталом в 450 тысяч фунтов в акциях по 25 фунтов. Позже, по просьбе акционеров, сумма пакета была снижена до 400 тысяч фунтов. Годовой доход в 85 тысяч фунтов ожидался от двухсот сообщений в день, что должно было обеспечить дивиденды в двадцать процентов годовых.

Инвесторов долго искать не пришлось. Восемьдесят процентов уставного капитала IET были собраны после размещения акций в Великобритании и Германии, остальные средства обеспечивали компании Сименсов.



Рекламное объявление в поддержку проекта Индо-европейского телеграфа




Компании предстояло соперничество с «Eastern Telegraph Company», которая в это же время готовилась строить Британо-Индийский подводный телеграф. Однако, использование уже имеющихся подводных линий в Средиземном и Красном морях показывало, что эта технология не настолько надежна, чтобы можно было признать такой способ прокладки кабеля в качестве безальтернативного.



Схема прохождения телеграфных линий в Индию на 1870 г.: подводные кабели через Средиземное и Красное моря, принадлежащие «Eastern Telegraph Company»; линия "Indo-European Telegraph Company" через Пруссию, Россию и Персию; линия Британского правительства по Центральной Европе и Турции.

Фото с сайта Distant Writing. A history of the Telegraph Companies in Britain between 1838 and 1868.
Схема открывается в большом разрешении


В Европе и Америке телеграфная сеть развивалась быстрыми темпами, и за тридцать лет с момента постройки первой линии охватывала уже сотни городов и территорий в различных странах. В европейской части России от Финляндии до Крыма также действовала довольно разветвленная система воздушных и подводных линий. Она была создана всего за три года по заказу русского правительства при техническом и организационном участии немецкой компании «Siemens & Halske».

Электротехническая компания братьев Сименс занимала лидирующее положение в Европе по постройке телеграфных линий и производству кабеля. В 1847 году 31-летний физик и лейтенант прусской армии Эрнст Вернер Сименс вместе со своим приятелем, механиком Иоганном Георгом Гальске, в имеющейся у последнего мастерской, организовали фирму «Telegraphen-Bau-Anstalt von Siemens & Halske» по производству телеграфных аппаратов собственной конструкции. Вернер Сименс впоследствии стал автором множества других электротехнических изобретений. Кроме уникальных запатентованных решений в области электрооборудования и телеграфоустройства, которому Вернер посвятил всю свою жизнь, он также создал многое из того, что сейчас, кажется, было всегда. Водяной счетчик, изолированный провод, динамо-машина – как прообраз электродвигателя, городской трамвай, троллейбус, электропоезд метро, электрический лифт – вот скромная часть того, что было впервые представлено миру в конце позапрошлого века фирмой «Siemens & Halske».



Братья Сименс с детьми. В центре - Вернер и Уильям.
Фото с сайта Werner von Siemens


Не удивительно, что 1 сентября 1867 года именно эта компания, вместе со своим британским отделением "Siemens Brothers", получила концессию стоимостью 400 тысяч фунтов на двадцать пять лет и право на строительство Индо-Европейского телеграфа на территории Российской империи.

У российской стороны, кроме прямой выгоды от этого проекта в виде получения ежегодной платы за концессию, была и своя заинтересованность. Русское правительство нуждалось в проведении телеграфа от Москвы до Тифлиса и Эривани, связь с которыми была важна в военном отношении. Директор российского телеграфного управления Карл Фон Людерс расчётливо предположил, что самостоятельно построить однокабелевую линию на деревянных столбах было бы относительно недорого, но в условиях нестабильного мира на Кавказе потом будет гораздо сложнее поддерживать его непрерывную работу. И в этом плане шаг навстречу британским коммерческим интересам позволил бы привлечь иностранные инвестиции для обслуживания внутрироссийской коммуникации. Условием прокладки двух проводов Индотелеграфа стало добавление третьего провода на российском участке, который использовался для нужд русского правительства.

Выйдя из Лондона, линия должна была покинуть Британские острова в районе порта Лоустофт, пройти по европейскому участку через Эмден и Берлин. Затем по территории Российской империи - через Варшаву, Житомир, Одессу, Николаев, минуя Перекоп, пересечь Крым, через Керченский пролив выйти на Кавказ. Далее - через Темрюк, Екатеринодар, Туапсе (с выходом на побережье в районе Джубги), Сухум-Кале, Тифлис, Эревань до приграничной Джульфы. В Персии - через Тавриз, Тегеран и Бушер линия должна была выйти на побережье Персидского залива, пересечь его, в Карачи соединиться с линиями Government of India cables и на восточном побережье Индостана достичь Бенгальского залива. Протяжённость всей линии составляла одиннадцать тысяч километров!



Фото с сайта History of the Atlantic Cable & Undersea Communications from the first submarine cable of 1850 to the worldwide fiber optic network
Схема открывается в большом разрешении


Из-за горной местности и суровых погодных условий в зимний период процесс сооружения и обслуживания сухопутной линии на Кавказском побережье представлялся затруднительным. Но в то же время наличие подводного участка ставило бы под сомнение заявленные преимущества, относительно конкурирующей подводной линии «Eastern Telegraph Company». И всё же, риски прокладки воздушных проводов показались таковыми, что Вернер Сименс вынужден был согласиться с братом Уильямом, не тянуть воздушную линию на стокилометровом скалистом участке между Джубгой и Сухум-Кале, а уложить кабель по дну Черного моря. Аналогичный трёхжильный кабель был уложен также на шестикилометровом участке через Днепр и на пятнадцатикилометровом участке по дну Керчинского пролива.


Большинство материалов для Индотелеграфа изготавливались на заводах Сименс в Берлине, Лондоне и Санкт-Петербурге (ныне объединение «Севкабель»). Производство подводного кабеля обеспечивали английские предприятия Уильяма Сименса. Трёхконтактный медный сердечник и жёсткая проволочная оплётка-панцирь для береговых отрезков кабеля изготавливались «Siemens Brothers». Гуттаперча для изоляции сердечника поставлялась партнером-конкурентом – «Hooper’s Telegraph Works Company».


Фото с сайта History of the Atlantic Cable & Undersea Communications from the first submarine cable of 1850 to the worldwide fiber optic network



Отрезок прибрежного кабеля из Керченского пролива.
Фото Александра Попова с сайта Kerch.FM


Для подвески шестимиллиметрового медного провода было использовано около 70 тысяч опор. На западе Российской империи - в Польше и Волынщине, в качестве материала для столбов использовались ели, на юге - ставили тяжелые дубовые столбы. На Кавказе и в Персии столбы были чугунные, отлитые в Англии по патенту Сименс, и имели соответствующую маркировку у основания. На российском участке каждый столб имел три запатентованных керамических изолятора в форме колокольчика: два - для проводов Индоевропейского телеграфа и один - для внутренней линии до Тифлиса, с ответвлением на Баку. Металлическая фурнитура для крепления была оцинкована.

Фото с сайта Die indo-europäische Telegraphenlinie in Originaldokumenten
Схема открывается в большом разрешении

Сименсы заранее спланировали порядок действий. Работы одновременно велись на трех участках: российском, кавказском и персидском. На каждом из них руководить строительством были назначены люди, прошедшие школу Сименс снизу доверху: бывший денщик Вернера - Хемп и два брата Хёльтцер. Они были наделены широкими правами в принятии решений и напутствием от Сименс:

«Мы готовы использовать все самые лучшие материалы и хотим получить от вас такую же работу, чтобы остальные брали с вас пример, так как исправление всех дефектов в дальнейшем пойдёт за наш счет».

Существенное влияние на ход строительства оказывало различие климатических условий. В Польше, средней России и особенно на Кавказе можно строить только в летнее время, в Персии из-за жары – наоборот, в зимний период.

Дубовые столбы были размещены на Житомирско-Одесском участке ещё весной: в степи их было удобнее подвозить на санях по снегу, нежели потом на телегах. Основное неудобство вызывала доставка строительных материалов в Персию: из Англии морем в Санкт-Петербург, оттуда на поезде в Нижний Новгород, далее вниз по Волге, через Каспийское море, и далее - через Эльбрус, на мулах, по Иранскому нагорью.

Для охраны бригад, устанавливающих линию на Кавказе и в Персии, был нанят вооруженный конный эскорт.



Работы по прокладке линии Индотелеграфа на Кавказе.
Фото с сайта Die indo-europäische Telegraphenlinie in Originaldokumenten


В августе 1868 года был запущен участок в 770 километров от Эривани и Тифлиса до приграничной Джульфы и от Джульфы по территории Персии до Тегерана. В этом же году русским корветом «Львица» под командой капитан-лейтенанта Дефабри были произведены промеры на Черноморском участке и собраны сведения о рельефе дна.



Укладка пребрежного участка кабеля в Персидском заливе.
Фото с сайта History of the Atlantic Cable & Undersea Communications from the first submarine cable of 1850 to the worldwide fiber optic network



***


Огромные трудности, сопровождающие работы по возведению самой линии не были единственной проблемой. Как оказалось, среди известных на то время передающих систем, ни у одного аппарата не хватало мощности для работы на линии такой протяженности. Ни популярные в те годы аппараты Морзе, ни введенные с 1855 года печатающие аппараты Хьюза не могли обеспечить непрерывную связь.



Вернером Сименсом, на основе автоматического телеграфа Витстоуна, был разработан индукционный телеграфный аппарат собственной конструкции, в котором для повторения и усиления сигнала было использовано поляризованное реле. Таким образом, непрерывный сигнал мог быть передан сколь угодно далеко.

Оборудование станции обеспечивало не только автоматическую передачу телеграммы от одного пункта к другому, но на каждом из них, с помощью штампованной перфорированной ленты, осуществлялась также запись передаваемой телеграммы. Предусматривалась возможность передачи и вручную, при помощи аппарата Морзе. Все эти усовершенствования были важны для точности и скорости передачи и в различных вариациях нашли применение во всех последующих телеграфных устройствах.


Поляризованное реле производства компании «Siemens & Halske».
Фото с сайта Музей РЗА




...
Принимающий и передающий аппараты станции Индо-европейского телеграфа
Фото с сайта Deutsches Museum



Также нелёгкими оказались переговоры о тарифах с правительствами Пруссии, России и Персии. Вернер Сименс и его братья: Уильям (Вильгельм), Карл, Отто и Уолтер (Вальтер), - использовали свои связи, как в Пруссии, так и в России, чтобы облегчить получение концессий на этих участках линии. К слову, все пятеро на разных этапах посетили Кавказ, причем двое из них навечно остались в этом краю: Уолтер Сименс умер на пути домой из Персии в 1868, а Отто Сименс, контролируя строительные работы, - в 1871 году. Оба умерли от болезни и похоронены на Тбилисском кладбище. Карл Сименс, возглавлявший Петербургское отделение Компании, после получения концессии так же переселился в Тифлис.

По итогам Бернской конференции стран-участниц проекта, организовавших Международный телеграфный союз, было заявлено, что телеграмма из 20 слов из Англии в Индию должна стоить не более 87,5₣* (3£ 10s)**. Из них:


Британия ("Reuter") и кабель под Ла-Манш ("Electric Co")................ 4,5₣ (3s 3d)
Пруссия ...................................................................................... 2,5₣ (1s 9d)
Россия ........................................................................................ 5₣ (3s 6d)
Персия ....................................................................................... 10,5₣ (8s)
"British India cable" (кабель в Персидском заливе).......................... 24,5₣ (16s 3d)
Индия ........................................................................................ 11,5₣ (8s 8d)
__________
Всего 58,5₣ (£2 5s)

*1 франк (₣) = 0,04 фунта (£)
**1 фунт (£) = 20 шиллингов (s) = 120 пенсов (d)

Таким образом, профит для Сименс составлял 29₣ с каждой стандартной телеграммы. Этого было достаточно, чтобы вести строительство и выплачивать дивиденды акционерам.

Однако, в 1868 году, когда уже был готов персидский участок, на очередной встрече клуба стран-участников в Вене, под давлением России и Британии, соперничавших в Иране и имевших влияние на разные группы персидских властей, неожиданно было решено разделить и повысить плату за персидский участок. Кроме того общая плата за сообщение из 20 слов ограничивалась теперь 71₣. Для компании это был серьёзный удар, поскольку под угрозой оказалась рентабельность, в то время, как огромные средства уже были пущены в дело. Потребовалось ещё несколько месяцев серьёзных переговоров и некоторое количество щедрых подарков, чтобы утрясти этот вопрос с Персией.

В июле 1869 года была успешно проведена укладка кабеля по дну Черного моря. Для указания пути был задействован русский пароход «Казбек». Вот что о подготовке к этому важному этапу сообщал The Mechanics’ Magazine в номере от 14 мая 1869.


Для проведения работ нанят пароход "HULL", имеющий три водонепроницаемых металлических барабана. В носовом трюме находится кабель для укладки в Керченском проливе. В основном трюме – кабель в медной оболочке для укладки на черноморском участке. Когда весь кабель для черноморского участка из одного барабана будет уложен, к нему будет присоединен кабель из второго барабана. Механизм укладки и сматывания кабеля с двигателем были изготовлены фирмой господ Истона и Амоса, и размещены на судне на широкой балке. Механизм сматывания применяется, когда требуется поднять из моря кабель. Он устроен так, что в нужный момент укладку возможно остановить, и с помощью двигателя любое количество кабеля может быть смотано обратно. Устройство работает от основного двигателя, снабжаясь паром из котла судна, или с помощью собственного запасного двигателя.

Ожидается, что судно отправится в конце этого месяца или в начале следующего. Г-н Уильям Сименс будет присутствовать на корабле и лично руководить работами по прокладке кабеля. Мы верим, что экспедиция сможет успешно выполнить все работы этого этапа, так необходимого для функционирования всей линии Индоевропейской телеграфа.





В работах участвовали несколько судов, гребных шлюпок, десятки матросов и солдат. За час удавалось укладывать почти четыре мили кабеля (морская миля – 1852 метра). На шестой день работа была закончена. На расстоянии 68 миль уложили 85,3 мили кабеля (берегового – около Джубги – 8 миль и около Сочи 5,3 мили и морского – 72 мили).



Фрагмент карты Кубанской области Н.С. Иваненков 1902 г.







Категория: Записки Гагроведа | Добавил: Spupper (25.11.2017)
Просмотров: 95 | Теги: истории о..., гагра, 2014 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar