Главная » Статьи » Каталог статей » Записки Гагроведа

Дачный вопрос

2023 г.

Каких-то пять минут назад мы были там, на тенистой верхней дороге, где даже в сезон, непривычно тихо и безлюдно. Эта улочка бережно хранит покой старых "принцевских" дач, которых я там насчитал около восьми, включая сам дворец. И у каждого здания за прошедшие годы была своя история, чем-то уникальная, чем-то похожая на историю соседних старых домов. Их башенки то здесь, то там, словно раздвигают густую и уже почти дикую южную зелень, чтобы посмотреть: как там внизу - струится ли, как и прежде, неспешная курортная жизнь. Они манят таинственностью и, в то же время, своей игрушечной весёлостью. Без них это был бы другой город.




Пятнадцать лет назад, когда я начал интересоваться гагроведением, самой заманчивой и в то же время самой малоизведанной сферой этого моего интереса были дореволюционные особняки. С них, собственно, всё и началось - тогда они были для меня просто «принцевскими замками», потому что об истории и владельцах этих дач ничего не знал не только я, но и Интернет. По мере расширения моего кругозора многое становилось на свои места, но, вместе с тем, появлялись и новые загадки. В связи с этим довольно давно у меня в планах появилась задумка сформировать на «Гагроведе» рубрики отдельно по каждому объекту и пополнять их по мере новых открытий.




Ещё одной причиной, побудившей обратится к теме гагринских дач, стало то, что вопросы о старых зданиях интересуют не только меня – в социальных сетях пользователи Интернета часто пересказывают ни на чём не основанные версии о бывших владельцах, а иногда просят меня прокомментировать, чем был раньше тот или иной особняк. Поэтому в таких случаях мне будет удобнее просто дать ссылку на страницу, где собрана актуальная информация, известная мне.

Но прежде хочу сказать пару слов о нюансах зарождения дачного строительства в Гаграх, чтобы читателю был понятен общий антураж этого процесса. В начале XX века поселение Гагры представляло из себя абсолютно дикий уголок побережья. Когда принцем А.П. Ольденбургским в 1901 г. было начато строительство климатической станции в районе нынешней Старой Гагры (от ущелья реки Жоэквары до ущелья реки Гагрипш), вся эта местность была абсолютно безлюдна. Узкая полоска равнины с давно заброшенными садами между морем и высокими горами утопала в болотах от обильных дождевых потоков с вершин и бьющих ключей. Нависающие горные склоны покрывали многолетние леса и колючие кустарники. Та же картина была и в устье Жоэквары - на месте нынешней площади, и тем более, в самом ущелье. Обитаемой была только каменная постройка в крепости, где проживали служащие инженерного ведомства.

Дикость местечка в значительной части объяснялась довольно буйным нравом Гагринской бухты – её значительная глубина давала возможность судам вставать на рейд довольно близко от берега, но при частых волнениях в холодное время года производить разгрузку и высадку пассажиров было затруднительно и даже опасно. Хотя в 1893 году через Гагры уже было проложено побережное Новороссийско-Батумское шоссе, тем не менее, зависимость от морских перевозок имела в то время решающее значение.

Всё это – неудобная гавань, отсутствие равнины под застройку и нездоровый парниковый микроклимат - никак не давало козырей относительно устройства здесь курорта. Тем не менее в 1898 году посетившая Гагры однодневная летняя комиссия во главе с профессором медицины Пастернацким и профессором климатологом Воейковым посчитала эти трудности преодолимыми, а предполагаемые выгоды от создания курорта более весомыми, чем затраты на оздоровление местечка. Важным аргументом в пользу освоения гагринского участка стала и проводимая царским правительством политика, направленная на заселение пустующего Черноморского края после мухаджирства.

Строительство курорта, развернувшееся под управлением энергичного принца Ольденбургского, началось с вырубки джунглей и масштабных землеустроительных работ. Были привлечены несколько тысяч персов, греков и турок, которые проживали в трущобах на берегу моря. Такое скопление людей в условиях духоты и сырости вызвало масштабную эпидемию малярии, от которой не удавалось полностью избавиться вплоть до начала тридцатых годов.





Гагры в первые годы существования на подавляющем большинстве фотоснимков практически безлюдны.


Тем не менее, осушение и благоустройство дали свои результаты. В первый же год работы курорта, помимо казённых построек Климатической станции, в Гаграх появились первые частные дачевладения. В очерке С.И. Васюкова «Край гордой красоты», 1903 года издания, приводятся следующие сведения о распределении и стоимости земли в Гаграх:

Огромные лесные богатства, по всей вероятности, различные горные залежи и береговая полоса — все в течение 10 лет находится в пользовании Его Высочества принца А. П. Ольденбургского, по инициативе которого устраивается курорт Гагры. Из числа этих земель принц может продать 1000 десятин посторонним лицам, чтобы эти средства употребить на развитие курорта и, наконец, 1000 десятин поступают в личную пользу принца Ольденбургского по установленной Министерством Земледелия цене 30000 рублей. На широкую ногу идут постройки и всякие приспособления, имея целью устроить зимний курорт на берегу Черного моря. Курорт дорогой, блестящий, который, несомненно, могут посещать одни только богатые или с хорошими средствами лица. Людям среднего достатка жить в Гаграх немыслимо, можно только приехать на один, два дня, чтобы «побачить», как говорят малороссы.

В настоящее время нарезано 300 участков по 1-й десятине, которые предлагаются для покупки желающим по цене от 15 до 20 тысяч рублей каждый. Три участка уже проданы. Со временем, когда будут распроданы и остальные места, эта местность станет более или менее населенной.


Участки казённой лесной дачи для продажи были нарезаны на Гагринском нагорье - в пределах самой Климатической станции, а также в урочище «Цихерва» - в четырёх верстах к востоку, в урочищах «Чигирипш» и «Анахомста» - в четырёх и шести верстах на запад по шоссе. Средства от их продажи шли в бюджет курорта.



Наряду с продажей казённой земли, нарезанные участки продавались и в частных имениях, пожалованных крупным землевладельцам, в том числе в имениях землевладельцев Нихимова, Анчабадзе, Андреева и Шапшал - примыкающих к шоссе в Новые Гагры.




Принцу Ольденбургскому также принадлежал участок по обеим сторонам дороги за ущельем реки Гагрипш. Возле шоссе, на толстых железнодорожных рельсах, заделанных в бетон, был установлен чугунный щит, с вылитыми на нём буквами «Имение Его Высочества принца Александра Петровича Ольденбургского «Евгеньевские Гагры» и фамильным гербом принца. В нагорной части этого участка, наряду с дачами, задумывалось построить большую гостиницу, но земля до установления советской власти так и не была освоена. В приморской части располагались несколько крупных дачных особняков и мандариновые сады.

Площадь земель, предназначенных на дробление в Гагринском участке, только у шести крупнейших частных землевладельцев составляла в общей сложности 3042 десятины (около 3,3 тыс. га).







Данные на 1905 год




К 1902 году, в сравнении с соседним посадом Сочи, где уже несколько лет создавалась курортная инфраструктура и сформировался устойчивый спрос на участки, в Гаграх строительство дачных особняков было единичным. В дальнейшем обстановка на курорте и вообще в стране не располагали к вложению средств - события первой русской революции и Русско-Японская война отложили период благоденствия ещё на несколько лет. Многие участки вообще не были проданы, другие держались владельцами пустыми для перепродажи в надежде на разгон сочинского спекулятивного спроса, где земля за несколько лет подорожала в двести раз.

Все ждали, что с проведением береговой Черноморской железной дороги от Новороссийска до Батума польётся золотой дождь и возвратит все затраты на землю, культуру... А красоты местности и природа останутся в придачу…

…При малейшем ослаблении энергии выплывал проект Черноморской железной дороги, и в Сочи двигались новые силы, новые капиталы…

... Наконец состоялось Высочайшее повеление о постройке дороги. Жизнь била уже не ключом, а клокотала. Надо было видеть, до какого исступления доходили люди, в особенности дамы, в погоне за участками!

Дороватовский С. Путеводитель, 1911 г.
В Гаграх та же проблема имела несколько иное преломление. Здесь, в отличие от Сочи, цены держались более умеренные, и всегда было свободное предложение. При этом, по сложившемуся местному законодательству, за неиспользуемую землю владельцы платили минимальные налоги. Ещё более это проявлялось в Новых Гаграх, где никаких удобств не было.

Из «Гагринской газеты» за август - ноябрь 1913 г.
Продажа участков, отведённых под дачи в пределах Климатической станции, как и вообще всё происходящее на курорте, контролировалась со стороны принца Ольденбургского. Александр Петрович всячески способствовал тому, чтобы без его одобрения случайные люди не появлялись в Гаграх, и зачастую лично присутствовал на закладке дома.

Вот типичная история гагринского дачника – саратовского юриста и публициста И.Я. Славина.
Я уже не раз говорил, что ещё в 1903 г., после моего первого посещения восточного побережья Чёрного моря, у меня явилась мысль устроиться “на закате дней” под пленительным небом Колхиды. Эта мысль не оставляла меня во все последующие годы, и я неуклонно стремился к её осуществлению. Но семейные обстоятельства, а затем, с 1905 г., разные политические и внутренние осложнения стояли на моей дороге. В 1906 г. вышла замуж моя последняя дочь, и я остался совершенно одиноким. Но забастовки, не ликвидированное революционное брожение, а затем выборы в Государственную Думу задерживали выполнение моего заветного желания. Наконец в 1907 г. наступило успокоение, и мне казалось, что явился удобный момент для начала задуманного мною дела. Однако роспуск второй Государственной Думы и последовавшие затем новые выборы, от которых я нравственно и в силу партийной дисциплины был не вправе уклониться, опять вынудили меня отложить задуманное. Только в 1908 г. я бесповоротно решил поехать на Побережье с целью разведок и ознакомления на месте с условиями приобретения там недвижимости.

Я остановил свой выбор на Гаграх, куда и прибыл в августе. Гагры тогда не были ни городом, ни селом, ни посадом, ни местечком, а назывались лечебно-санитарной станцией, находившейся под “самодержавной” ферулой принца Александра Петровича Ольденбургского, при котором состояло назначаемое им и всецело от него зависящее управление. Стремоухов, посетивший Гагры летом 1912 г., называл их “Ольденбургией”. Я не был новичком на Юге. Начиная с 1895 г., я почти каждый год, наотрез отказываясь от горячо рекомендуемых мне многими заграничных поездок, посещал Крым и Кавказские воды. Несмотря на это, именно Гагры произвели на меня сильное впечатление. Субтропическая растительность в большом масштабе, чего совершенно не наблюдается в Крыму, придающая экзотический колорит всей окружающей обстановке, яркие полуденные краски (Крым — акварель, Гагры — полотно масляными красками), красота заоблачных высей, синее небо, лазурное море, и над всей этой красотой реют отзвуки античного мира и юстиниановской Византии, — всё это очаровало меня, загипнотизировало и приковало моё внимание к этому чудному уголку. Это, конечно, поэзия... Но и практические соображения относительно жизненных удобств давали, на мой взгляд, значительный преферанс этому уголку. В самом деле, когда я поближе присмотрелся к Гаграм, то нашёл, что в них можно устроиться совершенно изолированно, вполне “по-дачному”, даже “по-деревенски” и вместе с тем иметь поблизости, прямо под рукой культурные городские удобства: почта, телеграф, водопровод, электрическое освещение, аптека, врач, библиотека и пр.

Всё это вместе взятое повлияло на моё окончательное решение, и я подал в управление заявление об отводе мне избранного мною места мерою около 400 квадратных сажен. Мне назначили 20 рублей за сажень. Я согласился, и в октябре 1908 г. был совершён крепостной акт. Лето следующего года ушло на составление и утверждение плана инженер-архитектора Фельдау (из Новороссийска), а в середине октября я отправился в Гагры для закладки дачи.

На этот раз мне пришлось познакомиться с принцем Ольденбургским. При земляных работах на моём месте рабочие встретили твердокаменный массив значительного размера, который не поддавался никаким усилиям рабочих и никаким землекопательным орудиям и инструментам и мог быть удалён только взрывом динамита. Такого способа удаления массива принц, ревниво оберегавший спокойствие и тишину своих владений, не разрешал. Фельдау, подрядившийся произвести постройку, заявил, что без удаления этого массива выполнение проекта постройки невозможно и намеченная планировка места неосуществима. Поэтому необходимо ходатайствовать перед принцем об отмене наложенного им запрещения и о разрешении взрыва. Кроме того, мне дали знать, что принц будет очень доволен, если я приглашу его на церемонию закладки, намеченной на 22 октября в праздник иконы Казанской Божьей матери.

В приёмной я просидел не больше 4 — 5 минут, как был приглашён в кабинет принца. Он усадил меня за стол, открыл свой золотой портсигар и предложил папиросу; я отказался как некурящий. Началась беседа. Я просил его о разрешении взрыва и подробно изложил мотивы ходатайства. Он согласился со мной и отменил свой запрет. Затем он начал расспрашивать, какой системы канализацию я предполагаю устроить в своей даче, какой марки цемент будет употреблён при постройке и т.п. После моих ответов он стал мне пояснять разные системы канализаций, причём на доске чертил мелом их конструкции. В конце нашей беседы я просил его пожаловать на закладку дачи. Он очень благодарил и заявил, что будет непременно. Мы расстались, крепко пожавши руки друг другу.

На другой день аккуратно в назначенный час он явился с адъютантом на место закладки, когда там находились только мы вдвоём с Фельдау. Священник и полицмейстер явились после. Понемногу стали собираться соседние дачники и любопытные. Кто-то высказал предположение, не имеется ли подпочвенной воды на моём месте? Принц, услышав, попросил дать ему раздвоенный на конце прут от какого-нибудь дерева. Прут немедленно доставили и вручили ему. Он взял обеими руками его верхний конец, а нижний, раздвоенный, наклонил к земле и начал суетливо и быстро ходить по месту в разных направлениях. Совершивши этот обход, принц заявил, что никакой подпочвенной воды на моём месте и поблизости от него не имеется. Ему, конечно, никто не возражал.

При освящении места закладки я заметил одну особенность, которая наблюдается в Греции и Турции и вообще на Востоке. Священник в конце благословляющей молитвы льёт на заложенные камни вино и масло. Принц бросил в заложенный фундамент несколько золотых и серебряных монет. Его примеру последовали некоторые из присутствующих. При этом принц спросил, кто рабочие: турки или греки. Оказалось — турки. Тогда он успокоился и сказал, что деньги, брошенные в закладку, останутся целы; а рабочие-греки, наверное, их изъяли бы и присвоили себе... Местный фотограф сделал несколько снимков с церемонии закладки.

В конце было подано шампанское. Я произнёс коротенький тост за здоровье принца, указав и подчеркнув его творческую работу по созданию Гагр. Закричали “ура!”. Этим всё кончилось. Я проводил принца до автомобиля; вернулся в свой номер и переменил фрачную пару на чесучовую — так было жарко. Подпочвенных вод при дальнейших работах на моём месте, действительно, не оказалось.
Цены участков для застройки отличались в зависимости от места расположения: на нагорье, где были выстроены стильные дачи, земля стоила дорого, хотя это и не первая линия; в Жоэкварском ущелье продавались наиболее дешёвые участки и строили там дома попроще. Все застройщики получали из Управления Гагринской климатической станции небольшие железные вывески с надписью: «Разрешено №…» с указанием месяца числа и года. Эту табличку надо было прибить к стене на видном месте.

Лишь спустя десять лет после начала строительства Гагры стали действительно похожи на курорт. Начиная с 1911 года приток отдыхающих обеспечил Климатической станции рентабельность и позволил отказаться от дотаций.

Большинство частных особняков хозяева использовали только для собственного проживания. Но некоторые владельцы, такие как Чарновская, Браун, Федюшина, Картукова и другие, сдавали дачи курортникам. Приличная квартира из трёх-четырёх комнат стоила 1000 - 1200 рублей в год, а отдельные комнаты от 20 до 50 рублей в месяц. Пансион (питание) частники предоставляли за 120 рублей в месяц.

Гагры неузнаваемы. Обычно тихие, малолюдные, почти пустынные Гагры («рай до грехопадения» - по определению одного туриста) в настоящее время представляют шумный и бойкий курорт. Гостиницы переполнены, номера заказываются по телеграфу; местные дачники осаждаются просьбами о сдаче комнат; в некоторых дачах уже абонированы комнаты на будущую зиму. Некоторые из приезжающих оставляют вскоре Гагры, не найдя подходящего помещения. Соответственно с этим замечается значительное оживление и в парке, где открыто отделение буфета, устроены гулянье, шатры-навесы для публики, около старой могилы абхазских князей, на страже которой стоит несколько кипарисов, приспособлена эстрада для оркестра.

Нынешним летом здесь не раз приходилось слышать восклицания: гостиницы переполнены, ночуют в коридорах! Не хватает обедов! Для доставления помещений приезжающим было мобилизовано все, что только могло удовлетворить эту потребность. Даже начальник управления освободил свою квартиру, которая покомнатно отдаётся «пассажирам», как здесь принято называть приезжающих. Частные дачи также заполнены «пассажирами». Несмотря на все эти экстраординарные меры, все же имели место единичные случаи неудовлетворения помещением, хотя во Временной гостинице были обращаемы иногда в жилые номера темная фотографическая комната и салон.

Близок осенний сезон, который в Гаграх всегда ознаменовывается значительным наплывом публики. После сравнительного затишья первой половины августа начинается прилив приезжающих «нахкур», как принято называть поездки на морские купания после пребывания на разных «водах» - Железноводска, Есентуки и проч. С конца августа и начал сентября, вероятно, опять начнется здесь «квартирная мобилизация».

Сильный, небывалый прилив приезжих текущим летом и ожидание постройки побережной железной дороги вынуждают местную администрацию принять неотложные меры к постройке ещё одной гостиницы.

Журнал «Волга»,
июль – август 1911 г.
Но благодатный период завершился довольно скоро - с началом Германской войны. Он продлился всего пять неполных сезонов - с 1910 до лета 1914 года, однако, именно в эти годы и было построено большинство частных дач в Гаграх.

На момент начала военно-революционного кризиса, который продлился следующие семь лет, многие особняки оказались недостроенными. В таком виде они пережили годы революции, гражданской войны, оккупации со стороны Грузинской демократической республики и, наконец, вместе с другими, были достроены и использованы под дома отдыха Советской властью на первом этапе восстановления курорта. Пример такой трансформации особняка был рассмотрен в одной из предыдущих статей - «Блуждающие в Гаграх».



С. С. Анисимов «Кавказский край. Путеводитель», 1924 г.
В марте 1921 г., всего через две недели после занятия Гагр частями Красной армии, специально созданная комиссия объявила о национализации 41 частного домовладения, в том числе и дворца А.П. Ольденбургского. Гагринский курорт был одним из тех мест, где в полной мере получил воплощение лозунг первого Наркома здравоохранения Н.А. Семашко: «Прекрасные особняки и дачи, которыми пользовались раньше крупные помещики и капиталисты, должны быть использованы под санатории для рабочих и крестьян».



* * *


В наши дни, спустя более века с той поры, самый интересный и естественный вопрос - где же теперь все эти особняки?

Попытаемся разобраться, опираясь на логику рассуждений и доступные материалы. Структура этих материалов выражается в виде трёх условных перечней, а именно:
- старые фото особняков;
- дореволюционные здания, сохранившиеся на местности;
- упоминания в текстовых и иных источниках о тех и других.

В определённой области три обозначенных множества пересекаются, образуя группу из опознанных и имеющих свою историю зданий. Но это идеальный случай. Наряду с этим есть набор сведений, которые я затрудняюсь отнести к любому из опознанных зданий; также есть старые фото домов, месторасположение которых установить не удаётся; и, наконец, в городе имеются явно или предположительно дореволюционные постройки, о которых мне ничего не известно, кроме их расположения.

Начать стоит, пожалуй, с самого простого - с полностью идентифицированных и сохранившихся в том или ином виде бывших дач, а к головоломкам перейдём после.





1. Дача Фёдорова




2. Дача Федюшиной




3. Дача Эрна




4. Дача Силина




5. Дача Картуковой




6. Дача Лакобы




7. Домик у Глазного источника




8. Дача Чарковской




9. Дача Булацель




10. Дача Андреева




11. Дача Брауна




12. Домик на скале




Все старые дачи на карте Гагры




Список использованных источников



1. Анисимов С. С. Абхазские Альпы. Гагры – Сухум – Батум - Батумское побережье. – Ленинград: Гос. изд-во Москва, 1930.

2. Анисимов С. С. Кавказский край. Путеводитель по Кавказу. - М.: Мосполиграф, 1924.

3. Анненкова Э. А. Ольденбургские: неугасимая свеча добра и милосердия: их императорские Высочества Евгения и Александр Ольденбургские. – М.: Изд. дом Тончу, 2017.

4. Бахрушин Ю.А. Воспоминания. Серия: История Москвы с древнейших времен до наших дней. – М.: Художественная литература, 1994.

5. Борисов П.И. Мои воспоминания о Гаграх. - Сухум: Акуа, 2021.

6. Васюков С.И. Край гордой красоты. – СПб., 1903.

7. Гагринская газета / редактор-издатель П.Г. Журочка. – Гагры: электро-типография П.Г. Журочка, 1913 - 1914, № 1 – 308.

8. Гагры два года назад и теперь // Кавказ. – Тифлис: тип. канц. Главнонач. гражд. частью на Кавказе, 1902, № 323; 326; 329.

9. Гагры: климатическая станция на Черноморском побережье. - Спб.: Типография А.С. Суворина, 1905.

10. Гердов К.Н. Из Арктики, из материнского лона, из миротворной бездны: Роман. Эссеистика // Абхазская интернет-библиотека: [Электронный ресурс] – Сухум: Абхазгосиздат, 2007. URL: http://apsnyteka.org/1432-gerdov_k_iz_arktiki_iz_materinskogo_lona_iz_mirotvornoy_bezdny.html.

11. Дороватовский, С.П. Сочи и Красная Поляна с окрестностями. Путеводитель. – СПб.: Изд. С. Дороватовского и А. Чарушникова, 1911.

12. Друц, Ефим Адольфович. Цыгане: Очерки / Ефим Друц, Алексей Гесслер. – М.: Сов. писатель, 1990.

13. Жирнов Е. Дело о превращении сургуча в золото / Е. Жирнов // Коммерсантъ Деньги. – 2012. – №5. – С. 59.

14. Записка Л.П. Берия с приложением писем М.А. Гобечия и материалов расследования убийства Е.А. Розенгольц. 11 ноября 1937 г. // РГАСПИ. - Ф.17. - Оп. 171. - Д. 326. - Л. 27 — 86.

15. История революционного движения в Абхазии по фондам Государственного архива Российской Федерации (1905-1921 гг.): сборник документов / составители: Бжания М. Г., Князева А. А. - Москва, 2019.

16. Москвич Г.Г. Практический путеводитель по Кавказу. – СПб.: изд. путеводителей Гр. Москвича, 1913.

17. Москвич Г.Г. Практический путеводитель по Кавказу. – СПб.: изд. путеводителей Гр. Москвича, 1914.

18. Орлов-Кретчмер А.С. Образы Абхазии: XIX - первая треть XX века. В 3-х томах. М.: Викмо-М, 2014.

19. Пачулия В.П. Гагра: историко-культурный очерк, Сухуми: Алашара, 1971.

20. Салис Р. «Нам уже не до смеха»: Музыкальные кинокомедии Григория Александрова. - М.: Новое литературное обозрение, 2012.

21. Славин И.Я. Где море вечно плещет: гагринские миниатюры. // Волга. - 1911. – июль – август.

22. Славин И.Я. Минувшее — пережитое. Воспоминания / Н. В. Самохвалова. // Волга. - 1999. – №12.

23. Столетие Военного министерства, 1802-1902: указатель биографических сведений, архивных и литературных материалов, касающихся чинов общего состава по канцелярии военного министерства с 1802 до 1902 г. включительно: Кн. 1., Т. 3. / Сост. подполк. Н. М. Затворницкий; под общ. ред. генерала от кавалерии Д. А. Скалона. - СПб: Тип. Т-ва М. О. Вольф, 1909.

24. Тополянский В. Лейб-хирург последнего императора / В. Топлянский // Знамя. - 2016. - №8.

25. Виртуальный архив Абхазии: [Электронный ресурс]. URL: http://ava.ge.

26. Мужчина эпохи модерна – Эрих Густавович Эрн // Самара: путешествие из века в век: [Электронный ресурс]. URL: https://ok.ru/samarapute/topic/152795993387182.

27. Национальная Парламентская библиотека Грузии: [Электронный ресурс]. URL: http://www.nplg.gov.ge.

28. Национальный архив Грузии: [Электронный ресурс]. URL: https://archive.gov.ge.

29. «Он был безупречным воплощением большевика…»: история болезни Г.К. Орджоникидзе // UZRF.ru: [Электронный ресурс]. URL: http://uzrf.ru/publications/istoriya_i_bolezni/nikolay-larinskiy-ordjonikidze/.

30. «Представлял собой ученого западноевропейского типа»: история болезни Сергея Петровича Федорова // UZRF.ru: [Электронный ресурс]. URL: http://uzrf.ru/publications/istoriya_i_bolezni/Nikolay-larinsky-predstavlyal_sobou_ychenogo_zapadnogo_tipa/?ysclid=lk6qouen6577769056.

31. Прерванный дневник… (Дневник мамы) // partner-inform.de: «Partner» MedienHaus GmbH & Co. KG.: [Электронный ресурс]. URL: http://www.partner-inform.de/memoirs/detail/prervannyj-dnevnik/4/183#deteils.html.

32. Рассулин Ю. Лейб-хирург Фёдоров Сергей Петрович // Проза.ру: [Электронный ресурс]. URL: https://proza.ru/2018/05/11/948?ysclid=l9sn744cjr107876202.

33. Черноморский край / редактор-издатель Г.Д. Торопов. – Сочи; Гагры: типография электро-печ. Е. Тороповой, 1912, № 225 – 369.



Категория: Записки Гагроведа | Добавил: Spupper (11.04.2023)
Просмотров: 823 | Теги: 2023, гагра, судьбы, истории о... | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar