Главная » Статьи » Каталог статей » Записки Гагроведа

Где принц Ольденбургский хлеб-соль изготовлял. Имение «Отрадное»


2015 г.



Современная Гагра для меня - такое место, где постоянно находишь приветы из прошлого. Порой, много раз слышишь, читаешь о ЧЕМ-ТО, что было раньше, но не ассоциируешь это с сегодняшним днем. А потом вдруг раз – и наталкиваешься в городе или просто понимаешь по фото – вот оно, это ЧТО-ТО из прошлого! Стоит спокойно на своем месте. И даже, может, ты много раз проходил или проезжал мимо, не обращая на это внимания, не подозревая, что, свернув в определенном месте с дороги, найдешь ЕГО всего в десятке метров от привычного пути. И тогда возникает чувство восхищения и азарта.

Такие локальные, личные мини открытия, случаются тем чаще, чем обширнее ворох деталей, на которых я когда-то задержал свое занудливое внимание. Детали проглатываются сознанием и откладываются в памяти до нужного момента. И вот этот момент настает, когда случается наткнуться на то самое «определенное» место, где детали из памяти «стыкуются» с увиденным.

Так получилось и на сей раз. Могло бы получиться гораздо раньше, но, почему-то, никак не доводилось свернуть с дороги в то самое «определенное» место. А, между тем, мне давно было известно, что Александр Петрович Ольденбургский, кроме земельного участка в самой Гагре, был еще владельцем имения «Отрадное» в ее окрестностях.

Где эти окрестности, я понял недавно и, как оказалось, раньше уже проезжал по земле бывшего имения. Тогда, в 2005-м, мы искали, как преодолеть сломанный участок дороги на Гагрской объездной и останавливались там, чтобы спросить у местных направление. Но я тогда и не предполагал, что небольшое поселение на нагорье со странными полудеревянными постройками и единственной, но такой маняще уютной улочкой – это часть бывшего имения Ольденбургского.

Похоже, и сейчас, десять лет спустя здесь ничего не изменилось. Те же зигзаги пустынного шоссе, как русло реки сквозь заросшие берега. После очередной петли, через полупрозрачную сосновую рощу открывается большая поляна, где расположились все постройки. Шоссе, краем изгиба коснувшись селения, уходит круто вверх, выпустив при этом вдоль поляны луч более-менее ровной дороги с аллеей огромных платанов и старыми бетонно-кирпичными постройками. На этом пятачке вся местная жизнь.














По правую руку от аллеи - большой двор-поляна, образованный несколькими длинными двухэтажными домами: жилыми и полужилыми, барачного типа. За поляной - шикарный вид сверху на Гагру и море. От аллеи асфальтовая дорога поворачивает, огибая дворик и, сужаясь, уходит вниз. По одну ее сторону остаются дома, а по другую, в низине - еще одна поляна с футбольными воротами.














За поляной - автодвор со старой сельхозтехникой. Аллея же продолжается по грунтовке, которая через пару сотен метров, минуя пустырь, приводит в какое-то холмистое селение. Из этого места отлично видна гагрская смотровая площадка, та что по дороге на Мамдзышху.




















Слева от аллеи – ещё один жилой дом с продуктовой палаткой, а чуть поглубже, в кустах, рядом с помойкой - большое заброшенное здание явно общественного назначения.











Уже дома, сидя за компьютером и рассматривая карту, я понял, что как раз туда, в сторону этих кустов мне и было нужно, чтобы отыскать ферму. Это трехэтажное здание у помойки входило в прямоугольный комплекс, похожий на крепость, изображенный на старых открытках. А большой куст на углу - не что иное как заросшая башня.




Обращает на себя внимание некоторое сходство с угловой башней, входящий в комплекс гагрского дворца принца Ольденбургского. И это наводит на мысль, что у здания фермы, возможно, тот же автор, а именно Г.И. Люцедарский. Позже, уже в следующую поездку, такую же башню я отыскал на противоположной стороне "крепости". И конечно, не преминул зайти на внутренний двор.







































































В дореволюционных путеводителях по Гагре уделяется значительное место описанию обширного хозяйства в имении Ольденбургского. Знаменитая ферма в «Отрадном» являлась источником снабжения курорта молоком, мясом, вином, овощами, рыбой и другими свежими продуктами.


На 8-й версте от Гагр въезд в другое имение Его Высочества «Отрадное». От казенного Анненковского шоссе внутрь имения ведет шоссе экономическое. Продолженное по склонам возвышенности, обступившей живописную долину, оно приводит на ферму.

Постройка фермы закончена только в настоящем [1905-м] году. Это громадный внутренний двор, с четырех сторон обнесенный сараями, конюшнями и жилыми помещениями; в середине стены, обращенной к морю, возвышается трехэтажный жилой дом. На ферме образцовое молочное хозяйство, снабженное всеми необходимыми приспособлениями, машинами и аппаратами для пастеризации и охлаждения молока, отделения сливок, для мытья и сушки бутылок и проч. Молоко развозится потребителям в специальном фургоне.

Другая серьезная отрасль хозяйства в «Отрадном» - виноделие. В 1903 году приготовлено вина из местного винограда около 4500 ведер; главнейшие сорта вин – изабелла и качич; цены от 2 руб. 50 коп. за ведро и от 20 коп. за бутылку.

В конюшне «Отрадного» обращают на себя внимание чистокровные зебры и помесь зебров с лошадьми – метисы; и те, и другие приучены ходить в упряжке.



Въ имѣніи Отрадномъ посѣтителю небезъинтересно будетъ ознакомиться также съ нѣкоторыми представителями мѣстной фауны, содержимыми здѣсь: имѣется нѣсколько оленей, козъ, медвѣжатъ, изъ которыхъ одинъ совершенно ручной, дикихъ свиней. Кромѣ того, держатъ нѣсколько буйволовъ, быковъ индійской породы (зебу), катеровъ.

Все процессы производства и переработки были здесь устроены на высшем технологическом уровне. Позаботились также об организации удобной доставки и создании фирменного стиля фермерской продукции.


Это хозяйство богатело на быков, на коров, на буйволов, на колбасы-деликатесы, на сосиски-деликатесы, на сметану, на сливки…

Из «Отрадного» ходила коляска, ходила бричка, запряженная лошадью. Бричка ходила из «Отрадного» в Старые Гагры, к торговому дому Долидзе… На бричке было написано, начертано, – ОТРАДНОЕ. Бричка двигалась работала от Отрадненского мясокомбината, от Отрадненской бойни… Скотину гнали на убой, гнали через перевалы – кубанские и абхазские – черкесские пастухи. Скотину резали специальными черкесскими ножами. Готовили из убитой скотины – колбасы, пирожки. Эти продукты пользовались у Принца, у всей Гагринской Климатической станции, у новогагринского и старогагринского населения большим спросом. Из «Отрадного» везли масло. И из старогагринского замка, из этого дома – сам хозяин – Долидзе – торговал первоклассными продуктами.

Александр Петрович Ольденбургский со свойственной ему педантичностью лично следил за организацией процесса и порядком в имении, уделяя хозяйству в «Отрадном» не меньше внимания, чем самой Гагринской Климатической станции.


Надо заметить, что принц всегда вставал в 5 часов утра; к 8 — 9 часов утра оканчивались приёмы, представления, доклады, в 11 он обедал и к 12 часам на автомобиле отправлялся в своё имение “Отрадное”, верстах в 12 от Гагр...

Принц, видимо, был не лишен и коммерческой жилки. Его имение зарабатывало не только на продуктах, но и как выставка образцового хозяйства. С любезного позволения Его Высочества из Гагр в «Отрадное» был организован экскурсионный маршрут.


Небезынтересна поездка в имение Е.В. Принца А.П. Ольденбургского «Отрадное», куда следует ехать с экскурсией, устраиваемой администрацией гостиницы. Поездка с экскурсией доставляет много интересного и проходит незаметно. Дорога в «Отрадное» сначала идет по Сухумскому шоссе через «Новые Гагры». Поездка длится 1 ч. 15 м.




Но такая идеалистическая картинка не была бы полной правдой об имении «Отрадное». В 1905 году по всей стране вспыхнули массовые выступления рабочих. До Гагр революционная волна докатилась к лету. Это был третий сезон работы Климатической станции, а строительство фермы к этому времени только завершилось. Её управляющим был назначен опытный садовод Владимир Григорьевич Скибинский - выпускник (1885 г.) Никитского училища садоводства и виноделия. До этого, в 1890 – 1894 г.г., он с успехом работал управляющим и виноделом в имении наследников Алексиано в долине Бельбек Таврической губернии. Но в Гаграх с ним приключилась неприятная история.


С декабря 1905 г. рабочий имения «Отрадное», И. Иванюшенко, возглавил ново-гагринскую революционную организацию «Комитет по заведыванию нуждами местного населения». В самом Отрадном Иванюшенко был организован политический кружок. В том же месяце самопровозглашенный Гагринский Народный суд, осуществлявший революционную законность под председательством все того же Иванюшенко, судил управляющего имения «Отрадное», специалиста по садоводству Скибинского. Он был обвинен в «бесчеловечном обращени», так как избил рабочих Дмитрушкова и Дубовца. Примечательно, что те сначала обратились за справедливостью в Администрацию Гагринской Климатической станции, но директор посоветовал «заявить жалобу в народный суд». Под охраной милиционеров Скибинский был доставлен в судебную комиссию, где его приговорили к месячному аресту, а также с него было взыскано 20 руб. в пользу пострадавших и 50 руб. на народную милицию. Скибинский признал правомочность суда, исполнил его решение, после чего бежал из Гагр.

Нужно напомнить, что самого принца Ольденбургского в этот опасный период не было в стране. Он с семьей находился во Франции и взаимодействовал с гагринской администрацией посредством телеграфа.

Но, как только обстоятельства позволяли Александру Петровичу появиться на Черноморском побережье, он с усиленной энергией лично погружался в заботы Гагринской Климатической станции. Даже в годы Великой войны, когда Ольденбургский был назначен Верховным начальником санитарной и эвакуационной части российской армии и заботы фронта не позволяли часто бывать в Гаграх, он, тем не менее, не забывал уделять особое внимание своему имению в «Отрадном».


Во время Первой Мировой войны 1914 года моя бабушка, будучи официанткой при дворе Принца Ольденбургского, подкармливала пленных немцев, работающих при возведении передового на всю Россию – хозяйства «Отрадное»...

В мае [1916 г.] в Гагры с фронта приехал принц Ольденбургский, по обычаю своему, повсюду нашедший беспорядки и распушивший всех в хвост и гриву. Он – крупный лысый старик с лохматыми усами, носом картофелиной, широким лбом и глазами навыкате. На нашего доктора Монса за какой-то замеченный им беспорядок принц замахнулся палкой и назвал его «жидовской мордой». В «Ольгинском» [«Отрадном»], где к его приезду, как назло, заболели дорогие испанские мулы, он побил костылём виновного в недосмотре и приказал при себе поставить ослам клистир из... водопровода. Мулы, конечно, подохли на месте от разрыва внутренностей, так как в местном водопроводе, идущем с гор, большой напор воды.

Александр Петрович, несмотря на присущий ему крутой нрав, всегда проявлял человеческую заботу о своих подчиненных. Для учеников гагринского Приюта и детей сотрудников Климатической станции он регулярно устраивал елку в «Гагрипше». А в 1916 году торжества было решено перенести в «Отрадное».


Первым ярким воспоминанием было Рождество 1916 года. Принц Ольденбургский устраивал большую ёлку в своём имении «Отрадное» (в 10 км от Старых Гагр). Туда были приглашены школьники реального училища со своими учителями. Мама усиленно хлопотала вокруг моей старшей сестры Тамары, наряжая её (ей было 9 лет, она была ученицей), давала распоряжение нашей няне Людмиле, которая оставалась со мной и 2-х летним братиком Шуриком (2-х лет). Я вышла из дома в затрапезном домашнем платье, в фартушке (как же было тепло 6-го января, если на мне не было даже пальто!). В крепости на площади у церкви (она тогда казалась такой большой!) теснились фаэтоны. В них рассаживались учителя с учениками. Я с завистью смотрела на них. По-видимому, с самых ранних лет во мне жила страсть к путешествиям. Оставался один самый последний фаэтон директора училища Виктора Александровича Лупанова. Наверное, глаза у меня были такими печальными, что тронули сердце директора – он предложил мне поехать с ним. Я с радостью согласилась.

И вот я в огромном зале, где в центре под самый потолок возвышалась волшебница-ёлка, сверкающая огнями и украшенная чудесными игрушками. Меня совершенно не трогало, что вокруг были наряженные дети, а я в таком виде! Плясала со всеми в кругу вокруг ёлки, заливалась смехом, была совершенно счастлива! И вдруг вижу разгневанное лицо моей мамы (она, оказывается, уехала после всех, разыскивая меня, пока ей кто-то не сказал, что директор увёз меня с собой). Мама наняла частный фаэтон, забрала с собой нарядное моё платье и лакированные туфельки и приехала в «Отрадное», когда веселье было уже в полном разгаре. Она увела меня в другую комнату, переодела, причесала, но я не помню, чтобы после этого прежнее ощущение счастья вернулось ко мне. После танцев нас всех угостили конфетами, шоколадом, мандаринами и подарили каждому игрушку: мальчикам – кому игрушечного коня, кому саблю и шапку, девочкам – куклы. А что старшим - не помню.

В годы гражданской войны и практического безвластия в Гаграх отлаженная работа фермы была значительно нарушена. Грузинская демократическая администрация по большей части была занята удержанием собственной власти, и до восстановления хозяйства дело не доходило. Племенной скот был угнан, имущество имения разграблено. Только с окончательным установлением Советской власти деятельность фермы получила поддержку и новое развитие. На базе бывшего имения в «Отрадном» был организован сельскохозяйственный техникум.

Но уже вскоре, в начале 30-х, страну ждал очередной трагический поворот – внедрение репрессивной политики сплошной коллективизации и продразверстки с полным изъятием собранного урожая. И, как следствие - массовый голод в хлебородных областях, который за 2 года унес жизни около 7 млн. человек. С огромных просторов Украины, Поволжья, Северного Кавказа и Кубани люди из последних сил старались добраться до сравнительно благополучного Черноморского побережья, чтобы спастись от голода и найти работу. Особенно тяжело было детям, лишившимся кормильцев.


... В гагринском сельхозтехникуме, что на Фонтанке, работает директором мой друг Пачев. Я напишу ему, чтобы он допустил до экзаменов тебя (а был конкурс). Там принимают с седьмого класса.

Жил я в техникуме в общежитии. К Вере я ходил только на обед, который мы делили один на двоих, а так же 800 гр. Хлеба выдаваемого ей по карточкам. Скудно, конечно, но жить можно.

Вера в это время с кирпичного завода у озера Инкит (он тоже закрылся) переехала в Гагры в какой-то овощной совхоз, недалеко от моего техникума.

Техникум был не просто техникум, а совхоз-техникум. Располагался он на высоте 140 метров над уровнем моря в двух километрах от дороги, главной магистрали Гагры-Сухуми и на расстоянии в 5-6 км от моря. Это бывшее имение одной богатой помещицы Игуменши [название перепутано, видимо, с находящимся на побережье между Гагрой и Пицундой имением купца Игумнова]. Это имение было построено на сравнительно ровной площади в два-три гектара в дореволюционные времена. Оно было похоже на крепость прямоугольной формы. В длину 100-110 м, а в ширину 50 м. Помещения по южной стороне этой крепости служили классными комнатами для занятий по химии, ботанике, русскому языку, проведения политзанятий, по предмету организация и учет. За аркой-проездом находились: комната земледелия и растениеводства, военная комната, лаборатории. По восточной стороне кухня столовая, потом общежитие в два этажа. Северная сторона: клуб, магазин, гараж, складские помещения. По западной стороне: в углу контора, рядом библиотека, дальше идет трехэтажный дом, на первом этаже общежитие для рабочих женщин, кабинет по физике, дальше до самого конца располагались квартиры рабочих и служащих. На втором и третьем этаже находились квартиры преподавателей. Посередине территории-двора была аллея огромных красивых платанов. Севернее крепости - конный двор для животных.

Этот совхоз-техникум был организован в 1924-м году. За 10 лет всё было отлажено, хорошо организованно. Земельная площадь (пашня) составляла 105 га, в том числе виноградник 15 га, грушевый сад 10 га, мандарины и лимоны 8 га. Остальная площадь занималась в основном овощными культурами: помидоры, капуста, лук, баклажаны, огурцы, свекла и др. Были посевы и кукурузы.

Продукция из полей шла на обеспечение студентов, служащих и рабочих продуктами питания. Излишки отправлялись на базу государству. В хозяйстве было: один трактор ОТЗ, одна машина полуторка, пара лошадей, пара быков, 10 коров и 60-70 свиней. По возделыванию культур в основном привлекались студенты. Четыре часа занятия, четыре часа работы в поле и остальное время для подготовки уроков.

С западной стороны территории крепости расположен парк площадью в два-три гектара, красивый с разнообразием декоративных культур, среди которых росли: сосны, туя разных сортов и видов, пальмы, самшит, дуб пробковый, дуб обыкновенный, клены и множество других пород. Даже росло одно дерево бананов, но плоды здесь не созревали. Дальше парка были рощи пробкового дуба, самшита, бамбука и других пород субтропических растений. Этот парк и рощи представляли своего рода зону отдыха. Любоваться экзотическими рощами и прелестями субтропической флоры приезжали даже отдыхающие с Гагров, преодолев путь в 10 км. Место было красивое, привлекательное во всех отношениях, оно надолго осталось в моей памяти.

Вдоль аллеи платанов стояли несколько лавочек, на них мы часто сидели, готовили уроки под мощными тенистыми кронами. На них сидели вечером на свидании старшеклассники, или просто отдыхали сотрудники. Это было бойкое, шумное место в техникуме, а иногда и тихое, укромное, где можно посидеть, почитать, помечтать.

***

И вот я в Гаграх, в техникуме. Разместив новые вещи в своем (отведенном каждому студенту) шкафу-тумбочке, пошел в парк. Сел на любимую мною (да и не только мною) лавочку в центре парка под широкой тенистой елью серебристой, сел помечтать, полюбоваться природой. После успеха в работе у меня было приподнятое настроение, хотелось помечтать, а то как-то всё время то некогда, то вообще тогда не понимал, что вокруг тебя так много красивого и им надо любоваться. Но в голову как-то напористо лезли другие мысли. Вспомнил о папе, о нашей разбежавшейся семье.

Техникум, как я узнал через несколько лет, передали колхозу, превратив его в бригаду, хозяйство пришло в упадок, запустение. А было хозяйство образцовое. И, как выяснилось в дальнейшем, причиной безжалостной ликвидации Гагринского совхоза-техникума было то, что какой-то чинуха из центра Абхазии Сухуми написал Пачеву записку: «Выдай предъявителю этой записки свинью с поросятами». Пачев запротестовал, отказал, не взвесив величину этой чинухи, и не сумел оценить, чем это могло окончиться. Не мог представить, что каприз одного влиятельного человека может причинить такую трагедию большому, слаженному коллективу преподавателей и студентов. Как часто карьерист-эгоист губил судьбы многих людей.

Воспоминания Валерия Кибальника, на которые я наткнулся несколько лет назад, сами по себе очень познавательны и поражают своей трагической правдивостью. Но, кроме того, этот отрывок воспоминаний о гагринском периоде открыл для меня еще один исторический уголок, связанный с принцем Ольденбургским. Однако, говорю я сейчас не о самом имении «Отрадное», как можно было бы предположить. В тексте я впервые заметил и заинтересовался названием «Фонтанка». До этого мне то ли не приходилось слышать такого названия в Гагре, то ли я просто не обращал внимания. Конечно, всем хорошо известен сюжет песенки про Чижика-Пыжика, который «на Фонтанке водку пил». Но та «Фонтанка» была точно не в Гаграх.

Оказалось, что «Фонтанкой» или «Фонтаном» называют район перед поворотом к железнодорожному вокзалу. Причем, как всегда, никто из моих местных информаторов не придавал значения тому, почему этот район так странно называется. И лишь пару лет назад, когда я сам, отправившись на велосипеде, чтобы поснимать вокзал, буквально наткнулся на старое архитектурное сооружение с головой льва, тут как раз те самые детали из памяти «состыковались» с увиденным. Вот он: не больше, не меньше – «Фонтан», стоит у самой дороги!

















......









*Фото сделаны в 2013, 2015 и 2016 г.г.


«Фонтан» был устроен при въезде в имение - как раз там, где от шоссе отделяется дорога (шоссе "Экономическое") на нагорье. Рядом стоял указатель с информацией о владениях. После этого открытия я стал более внимателен, и через некоторое время подобралось несколько деталек по теме.


Кверху шло местечко – «Фонтан» – ворота на лучшее Гагринское племенное хозяйство, откуда шел отборный поток бычьего мяса на курорт, на низины, на санатории, на дома отдыха.

Там, где «Фонтан», там, где памятник – там скотина пила воду.












Видимо, я не замечал этот «Фонтан», потому, что он не очень похож на фонтан в классическом понимании. К тому же, это не просто декоративное сооружение, это действительно памятник. Он был установлен в память о младшем брате Александра Петровича Ольденбургского - Константине Ольденбургском.

Принц Константин Петрович Ольденбургский после военной службы на Кавказе остался жить в Грузии, приобрел в Кутаиси дворец, занимался выращиванием винограда и производством шампанского, владел рудниками. Вскоре он женился на Аграфене Джапаридзе, отбив хорошенькую 26-ти летнюю Аграфену у ее первого мужа, князя Тариела Дадиани. Брак был неравнородным и Константин Петрович утратил права члена Императорской фамилии. За четырнадцать счастливых лет совместной жизни у Константина и Аграфены родилось шестеро детей. Однако, в 1906 году, находясь в неспокойные месяцы первой русской революции в Ницце, принц Константин Ольденбургский внезапно умер и был похоронен в Троицко-Сергеевой пустыни под Петербургом.

При жизни Константин Петрович с семьей часто гостили в Гаграх, а его старший сын, граф Николай Зарнекау, подолгу жил во дворце у дяди, Александра Петровича.

Зарнекау, несмотря на то, что числился офицером лейб-гвардии Конного полка, постоянно жил в Гаграх без всякого дела со своей любовницей госпожой Дерфельден, что вызывало справедливые нарекания со стороны общественного мнения.

Памятник «Фонтан» был устроен в том месте, где от шоссе поднимается дорога на нагорье, к ферме. Это был центральный въезд в «Отрадное». Рядом стоял указатель с информацией о владениях. Однако, это не единственный путь в бывшее имение. На сегодняшний день туда можно спуститься с гагрской объездной, свернув в нужном месте круто вниз. Но наиболее традиционный и старый путь - через ответвление с теперешней колхидской (псахарской) развилки, где объездная только начинается.





Второй выезд из имения – на Анненковское [Сухумское] шоссе на 10-й версте. Отсюда дорога идет через имение Его Императорского Высочества Великого Князя Александра Михайловича «Колхиду» на селение Калдохвары, расположенное на правом берегу реки Бзыби.

Этот заезд приводит не прямо к ферме, а примерно в середину бывшего имения, которое уже давно превратилось в село. До недавнего времени оно носило то же самое название - Отрадное. В 1948 году Постановлением Президиума Верховного Совета Абхазской АССР село Отрадное Колхидского сельского Совета Гагрского района было переименовано в село Сихарули. Но через 7 лет это постановление было отменено и селу возвращено прежнее имя.






2 октября 1992 года, ранним утром, здесь произошел короткий, но ожесточенный бой за овладение зданиями дирекции совхоза. Это был второй день Гагрской операции, когда абхазские подразделения, продвигаясь со стороны Колхиды, своим правым флангом заимали нагорье. 4 декабря того же года Отрадное было переименовано и сегодня селение называется Адзапщ. Рядом находится одноименный совхоз, так же на своем веку побывавший и колхозом "Гагра-Отрадное", и совхозом "Сихарули".



Председатель колхоза "Сихарули"
Герой Социалистического труда
Аквсентий Гурцкая на лимонной плантации, 1946 г.
Из фондов РГАКФД



В переводе с абхазо-абазинского языка Адзапщ означает «красная вода». Такое название, видимо, позаимствовано у местного ручья, протекающего по нагорью. Название самого ручья связано с цветом пород, наносимых из железистых минеральных источников, которыми изобилует долина.

Рядом с ручьем, на всем его протяжении от фермы до устья (около 5 километров), идет неплохая асфальтовая дорога, явно сохранившаяся с советских времен. В устье, ещё во времена строительства фермы, был обустроен грот с источником минеральной воды.





В контексте


2015 г.
Где принц Ольденбургский хлеб-соль изготовлял. Ольгинский грот
2010 г.
Гагра: на другом краю
2015 г.
Дворец Его Императорского Высочества
2015 г.
Дворец Его Императорского Высочества (окончание)




Категория: Записки Гагроведа | Добавил: Spupper (27.11.2017)
Просмотров: 106 | Теги: гагра, 2016, истории о... | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar